Как я потерял доверие к президенту

Чем дальше живешь на свете, тем кажется несущественным писать какие-то тексты и считать их важными. Но человек такое существо, которое не может в себе держать то, что в нем зреет и желает вырваться наружу.

Мое поколение, которое выросло вместе с программным обеспечением, вполне может различать глючную систему от почти идеальной. Не зря было столько ненависти к Microsoft (в его эпоху с Win98) и столько восторга (а зачастую и хейта) к Apple, когда компания не просто представляла инновационные продукты, но и великолепнейшую программную среду (не будем перечислять).

То есть, вы получаете новую программу, которая не только соответствует времени, но и в чем-то опережает его. Она эффективна, зачастую удивляет. Она вас радует почти все время. Но время идет и программа устаревает, ее надо обновлять. И тут…

Бывает, что разработчик следит за своим продуктом, заботиться о пользователях. Обновляет, поправляет, получает фидбэк (обратную связь), прислушивается и «допиливает» продукт под потребности времени. Ты продолжаешь радоваться, пользуешься этой программой все дальше и дальше. Короче, счастлив. Но часто бывает иначе.

Программа обновилась и «заглючила». Почему -то «виснет». Почему-то «вылетает». «А где та функция, которая раньше тут была?» — спрашиваешь ты. Ее просто перенесли и не сказали? Или я что-то не понимаю? И куда здесь нажимать, как получить нужный результат, который я хочу? Я ж пользовался этим, как-никак дооолгое время. Заплатил и уже привык к комфорту. Ахха, но нет. Свое «хочу» уже не пройдет.

Со следующим обновлением тебе говорят, что некоторые функции только за донат. Или вообще ты теперь программу эту должен продлевать каждый срок. Ибо обязан, так как подписал предыдущее соглашение, которое и не читал (как обычно). Более того. Тебе говорят, что только этой программой ты и должен пользоваться. А если ее удалишь с компа или телефона (а она уже там, та-та-тамм..) — то штраф, тюрьма, общественный остракизм.

И ты понимаешь, что тебя обманули. И тебе врут.

Жизнеописание… Глава VI: Ректор Таврической и Тверской духовных семинарий (1912-1917)

См. предыдущее. Глава V: Пастырская и педагогическая деятельность в Санкт-Петербурге (1908-1911)

Таврическая духовная семинария располагалась в городе Симферополе. После волнений 1905-1907 годов ее продолжало лихорадить: шли кадровые перестановки. В ноябре 1910 года управлять епархией назначили епископа Феофана (Быстрова). Не случайно, что отец Вениамин вскоре оказался рядом со своим наставником в роли помощника. Тем более, что фигура ректора семинарии была второй по значимости в епархии после правящего архиерея.

В Крыму, как и в Санкт-Петербургской семинарии архимандрит Вениамин с самого начала проявил твердость и неминуемо столкнулся с недовольством семинаристов. «В Крымской семинарии, где я был ректором, – вспоминает владыка, – мною на престольный праздник не позволено было устроить традиционные танцы семинаристов с «епархиалками» в нашей семинарской зале, где прежде была домашняя церковь. Семинаристы бойкотировали акт, не придя на него демонстративно, а вечером, по семинарскому обычаю, разбили стекла… И тут было поступлено мирно. И ни в Тамбове, ни в Санкт-Петербурге, ни в Крыму не пришлось раскаяться в таком отеческом снисхождении: семинаристы это оценили, не злоупотребляли». Ученики увидели, с одной стороны, решимость и твердость молодого ректора, а с другой – его незлобивость и нежелание идти на конфликт.

Обязанности ректора семинарии архимандрит Вениамин совмещал со множеством других хлопот. Он состоял председателем епархиального училищного совета и миссионерского комитета; производил дополнительную ревизию Успенского монастыря (Бахчисарайского); был председателем Комиссии по выработке порядка празднования 100-летнего юбилея Отечественной войны 1812 года; состоял представителем съезда епархиальных наблюдателей для обсуждения положения церковно-приходских школ Таврической епархии; а 5 марта 1912 года вступил в должность редактора Таврических епархиальных ведомостей, которые выходили три раза в месяц в одной обложке с неофициальной частью издания –  «Таврическим церковно-общественным вестником».

Читать далее Жизнеописание… Глава VI: Ректор Таврической и Тверской духовных семинарий (1912-1917)

Российский ютуб превращается в телек

За последние несколько дней от разных топовых и серьезных площадок выходит один и тот же большой и дорогой сюжет о «юбилейном» событии.

Год-два мало кто об этом помнил в эти дни. Сейчас вспомнили все.

«Совпадение? Не думаю» (с) Это бюджет просто хороший.

#сделатьКеннеди

Жизнеописание… Глава V: Пастырская и педагогическая деятельность в Санкт-Петербурге (1908-1911)

См. предыдущее: Глава IV: Санкт-Петербургская духовная академия. Монашество.

По окончании стипендиатского года на кафедре Библейской истории у своего наставника архимандрита Феофана иеромонах Вениамин был назначен личным секретарем архиепископа Финляндского и Выборгского Сергия (Страгородского). Находясь в этой должности с 18 ноября 1909 года по 11 сентября 1910 года, он нес также послушание очередного иеромонаха, совершая регулярные богослужения в храме святого благоверного князя Феодора и чад его Давида и Константина на Николаевской (ныне лейтенанта Шмидта) набережной в Санкт-Петербурге.

Церковь, освящённая во имя ярославских чудотворцев — благ. кн. Фёдора и чад его Давида и Константина, занимала второй этаж здания Синодального подворья и выходила пятью окнами на Неву. Служили в храме жившие на подворье архиереи, своего причта храм не имел, за исключением периодов 1906-1909 гг. и 1915-1923 гг., когда был образован небольшой приход. Подворье было закрыто в 1923 г., и в 1925 году часть убранства была передана в Музей отжившего культа. Тогда же, очевидно, храм лишился куполов.

Об этом периоде своей жизни митрополит Вениамин вспоминает так: «Это время было для меня монастырской жизнью. Архиепископ Сергий большей частью был вызываем в Святейший Синод или же жил в Выборге. Из этого периода я могу вспомнить очень немного, что выделялось бы из тихой монастырской жизни. […] Большею частью мне приходилось жить с ним в Санкт-Петербурге. Тут я имел возможность видеть многих архиереев и других духовных лиц, посещавших моего патрона, ближе познакомился с жизнью монастырей, особенно Валаамского на Ладожском озере».

Валаам

Помимо богослужебной  череды, на отце Вениамине лежала обязанность проповедничества. «Благодаря же проповедничеству я, –  вспоминает владыка, –  в некотором смысле, стал казаться «знающим», и ко мне иногда простые души обращались с вопросами». Как мог молодой батюшка помогал им.

Читать далее Жизнеописание… Глава V: Пастырская и педагогическая деятельность в Санкт-Петербурге (1908-1911)

На память…

Эту статью трагически погибший отец Григорий Чекменев опубликовал в своем Живом Журнале.

Ранее статья была опубликована в епархиальной газете. По словам отца Григория, “на нее было написано одно опровержение”.

У современного, очень известного церковного публициста, диакона Андрея Кураева, есть совсем недавно вышедшая книга с названием «Церковь и молодежь: неизбежен ли конфликт?». Сам я очень уважаю этого автора и считаю его крупным явлением в современном богословии. Даже больше, он является одним из моих любимых современных церковных писателей. Но с такой постановкой вопроса я вынужден не согласиться. Конфликт этот не неизбежен. Он невозможен. Конфликтовать могут две стороны, которые хорошо осведомлены друг о друге, находятся в контакте и видят между собой разность, с которой стороны не согласны. Конфликт возникает там, где есть общение, знание оппонента и несогласие, недовольство им, желание поправить оппонента.

Читать далее На память…

Тамбовское Сидение (1919-1920 гг.) Воспоминания Уполномоченного Главархива по Тамбовской губернии.

В июне 1919 года я был назначен Уполномоченным Главархива по Тамбовской губернии.

В Тамбове тогда еще было сытнее, чем в Москве, но вскоре положение ухудшилось: приходилось по месяцам питаться чечевицей или пшенной кашей, без хлеба, соли и масла.

Если без сахара можно обойтись сравнительно легко, то отсутствие соли причиняет мучения, и однажды за 3 фунта соли я отдал новые хорошие ботинки.

Плохо было и с отоплением, хотя Тамбов и был окружен лесами: подлая Соввласть не разрешала пользоваться лесом, и даже павшие ветки и сучья жители собирали тайком.

Подобную же политику Соввласти я наблюдал и в другом случае: в 1920-м году в разных местах России ощущался острый недостаток соли, а когда я проезжал в том же году по Оренбург-Ташкентской железной дороге, то возле Эмбы видел целые горы соли, которою запрещалось пользоваться и которую от населения охраняли часовые.

Так, Соввласть своею гнусною политикою умышленно создавала холод и голод. Кто испытал на себе ужасы Совжизни, тот вполне понимает, что человек, совершенно изголодавшийся и исхолодавшийся, органически не может думать о каком-бы то ни было сопротивлении власти.

Такие совершенно истощенные люди поглощены одним только стремлением насытиться и согреться, ум их не может работать, а телесная сила в полном упадке: они обращены в рабов-животных.

Именно подобное состояние населения и нужно Соввласти, которая этим способом обеспечивает себе почти полное отсутствие сопротивления в стране.

Раз и навсегда следует заметить, что революции делают только сытые люди, а истощенные и обессиленные для этого не годятся.

Читать далее Тамбовское Сидение (1919-1920 гг.) Воспоминания Уполномоченного Главархива по Тамбовской губернии.

Жизнеописание… Глава IV: Санкт-Петербургская духовная академия. Монашество. (1903-1907)

См. предыдущее: Глава III. Тамбовская духовная семинария.

В 1903 году Иван Федченков как «первый ученик» Тамбовской семинарии поступил в Санкт-Петербургскую духовную академию. Высшее образование для священника было необязательным, но все же давало определенный статус и сулило лучшее место в городе.

Санкт-Петербургская духовная академия

Студенты академии уже могли свободно посещать занятия. Как пишет митрополит Вениамин, они почти не ходили на лекции профессоров. «На лекциях “дежурили” лишь два очередных товарища, которые и записывали их речи, — если только те сами не читали свои лекции по готовым тетрадям. К концу года все это издавалось нами литографски; едва успевали  “проглатывать” содержание лекций в течение двух-трех дней перед экзаменами. Разумеется, они так же скоро улетучивались из нашей памяти». Кроме того, в академии нужно было писать объемные сочинения и заниматься исследовательской работой.

Читать далее Жизнеописание… Глава IV: Санкт-Петербургская духовная академия. Монашество. (1903-1907)

Мой не мой сайт

На самом деле содержание сайта это не бесплатное развлечение. Мало того, что сайт требует времени, вложения сил в администрирование и контент, но и некоторых материальных расходов: ежегодная оплата домена, хостинг (размещение) на круглосуточном сервере с доступом в сеть.

Читать далее Мой не мой сайт

Ис полла эти деспота

Решение начальства обратной силы не имеет. Особенно если это начальство церковное, решения которого не сдерживаются, фактически, ничем. Кроме как собственной волей начальника.

Думаю, пришло время вкратце представить свое субъективное видение причин моего увольнения с должности заведующего информационно-издательского отдела Тамбовской епархии в 2012 году.

В жаркое лето 2010-го мну был два раза приглашен на беседу с управляющим епархией епископом Феодосием. Причиной того было следующее.

Тогда информационный бум коснулся и официальных церковных структур. Епархии необходим был хороший сайт, а поскольку сайт, который мну сделал в свое время для Тамбовской областной научной библиотеки занял второе место в Общероссийском конкурсе сайтов областных библиотек, то епископу рекомендовали мну как наилучшую кандидатуру.

Читать далее Ис полла эти деспота

Жизнеописание… Глава III. Тамбовская духовная семинария

См. начало: Глава II. Духовное училище.

Надо напомнить, что все население дореволюционной России было поделено по сословиям. Дети «податного сословия» (то есть платившего подати, налоги в казну), к которым относился и Иван Федченков, не имели права учиться в средних и высших учебных заведениях. Перед переводом в духовную семинарию Ване необходимо было «отписаться» от крестьянства. «Отец или мать со мною сходили в волостное правление верст за семь от дома, — вспоминает владыка. — И, кажется, поднесли бутылку вина волостным старшине и писарю, и те беспрепятственно выдали какую-то бумажку, что я теперь “отписан”. Но кем же я стал после этого — не понимаю и сейчас». По своему новому социальному статусу будущего святителя можно было смело называть семинаристом.

Здание Тамбовской семинарии, где предстояло учиться 17-летнему юноше, возвышалось на берегу старого русла реки Цны почти в центре Тамбова. В двух шагах располагался Казанский мужской монастырь, где немногим более 100 лет назад до описываемых событий был рукоположен в священный сан преподобный Серафим Саровский.

Читать далее Жизнеописание… Глава III. Тамбовская духовная семинария

[ R. Yu. Prosvetov ]