Архив рубрики: Наблюдения

Книжные новинки 2020-го года

Последние книжные новинки, связанные с жизнью и служением митрополита Вениамина. Все проработано и учтено.

И еще. Научная публикация в 2-х частях на портале Богослов.ру:

Участие архимандрита Вениамина (Федченкова) в Поместном Соборе Российской Православной Церкви (1917–1918). Часть 1.

Участие архимандрита Вениамина (Федченкова) в Поместном Соборе Российской Православной Церкви (1917–1918). Часть 2.

Российский ютуб превращается в телек

За последние несколько дней от разных топовых и серьезных площадок выходит один и тот же большой и дорогой сюжет о «юбилейном» событии.

Год-два мало кто об этом помнил в эти дни. Сейчас вспомнили все.

«Совпадение? Не думаю» (с) Это бюджет просто хороший.

#сделатьКеннеди

Старец Вениамин

Не так давно выкупил у коллекционера в Саратове четыре редкие фотографии митрополита Вениамина (Федченкова). Вот одна из них. Сегодня 137 лет со дня рождения Владыки.

Юбилейные Пятые Вениаминовские чтения в этом году пройдут 17 октября в р.п. Умёте Тамбовской области (Уваровская и Кирсановская епархия). Там же, где проходили и Первые.

Гиковый эскапизм

Ну, или что-то в этом роде. А именно.., давненько я не брал в руки шашки не писал про видеоигры.

Да и, собственно, ничего не напишу.  Медиатопа в прошлом году не было. Зато был и есть Rainbow Six Siege.

Печоры. 2017.

По приглашению наместника Свято-Успенского Псково-Печерского мужского монастыря архимандрита Тихона (Секретарёва) 23 февраля 2017 г. принял участие в XIX Корнилиевских чтениях с докладом «Малоизвестные страницы жизни приснопоминаемого митрополита Вениамина (Федченкова, 1880-1961 гг.). Служение в Америке».

Заодно презентовал книгу. Но главное, конечно, посещение самого монастыря, места захоронения приснопоминаемого владыки и получение о нем дополнительных сведений. В частности, из книг, изданных монастырем: письма митрополита епископу Феодору (Текучеву), воспоминания насельников.

Это было не первое посещение святой обители. Надеюсь, не последнее.

Далее сам доклад.

Читать далее Печоры. 2017.

IV-е Вениаминовские чтения, 2016.

Кирсанов-Чутановка-Софьинка-Ильинка-Инжавино-Карандеевка-Терновое.

В этом году на чтения прибыли заранее гости из Москвы. Утром 17-го октября мы посетили с ними в Кирсанове Косьмодемьяновский храм, старое городское кладбище, Тихвинский храм и музей. Затем проехали со значительными остановками-экскурсиями по маршруту Чутановка-Софьинка-Сергиевка-Ильинка. Всего не описать. Вот лишь некоторые эпизоды.

 

В Кирсановском краеведческом музее Татьяна Николаевна Кудрик знакомит нас с фотоальбомами выпускников первой школы, где преподавали Аркадий Онисимович Белоусов и Елизавета Афанасьевна Белоусова (в девичестве Федченкова). Там же познакомились с общей экспозицией музея, документами из архива Белоусовых и попили чай с печенками.

В селе Чутановка

Где-то здесь, на кладбище в селе Чутановка*, похоронен отец митрополита Вениамина. Где его могила — неизвестно. Но сельский погост очень тихий и мирный.

у реки Ворона

Старая дорога из Чутановки в Кирсанов пролегала через деревянный мост, который до наших дней, конечно, не сохранился. Однако место известное. Этим путем босиком бегал Ваня Федченков учиться в Кирсанов, а затем здесь шел с мамой поступать в духовное училище в Тамбове. Вот его воспоминания об этом:

Идем, идем… вдруг опять сгустилась туча, и нас поливает как из ведра. Иной раз нагнемся под высокую волнующуюся рожь, что, разве это поможет? Опять идем, идем. Дождь перестанет — сохнем. Так добрались до реки Вороны. Осталось четыре версты до Кирсановской станции. И к этому времени небо расчистилось совершенно, ветер утих, и чудная алая вечерняя заря радужными красками обливала всю землю. Перешли мост. Дальше шла уже «шаша» (шоссе) из каменного булыжника. Летняя сырость скоро сохнет. Да и город близко. Мать предложила обуться. Сошли мы к воде и начали мыть ноги от налипшей грязи. Вижу: у матери слезы катятся.
— Бедный, бедный мой Ванюшка (меня прежде звали Иваном), с какой поры приходится тебе горе хлебать!
— Мама, — крикнул я весело на всю реку, — зато протопопом буду!
И мне совсем не было печально: как с гуся вода скатывалось детское горе… А там впереди — учение, потом — батюшкой, богатая и почетная жизнь: из-за этого стоило и грязь месить.
В город мы вошли уже при огнях, казалось — красиво. Передохнули и подсохли у родственников матери (отцовская родня осталась в Смоленской губернии), телеграфиста Николая Васильевича, и ночью выехали в славный Тамбов.

Этот эпизод напомнила нам Марина Павловна Степанова: «Мама, зато протопопом буду!». «И даже выше», — добавили мы с Алексеем Константиновичем Светозарским.

Читать далее IV-е Вениаминовские чтения, 2016.

Про образ Петра и Февронии или возвращение в сказку

«Колесо истории невозможно повернуть вспять.
Наверное, так оно и есть.
Но тогда у истории кроме большого главного колеса
должны быть еще и маленькие колесики,
и эти-то маленькие колесики до поры до времени можно вертеть и туда, и сюда».
(к/ф «Конец света», 1962)

Открыв главу 3. «Агиография. «Повесть о Петре и Февронии Муромских» Ермолая-Еразма» в книге Андрея Каравашкина «Литературный обычай Древней Руси (XI-XVI вв.). М., 2011. Далее вольный пересказ избранных мест.

Сказка — один из жанров фольклора или литературы. Житие — жанр церковной литературы, в котором описывается жизнь и деяния святых. «Повесть о Петре и Февронии», написанная в 40-е гг. XVI века псковским иеромонахом Ермолаем-Еразмом, состоит из фольклорных сюжетов, вплетенных в житийных рассказ о муромской святой двоице, князе и княгини (в иночестве Давида и Евфросиньи), которые не имеют строго документального приурочения к реальным историческим персонажам. В связи с этим историк В.О. Ключевский отмечал, что легенда о Муромском князе Петре «имеет значение только как памятник, ярко освещающий неразборчивость, с какою древнерусские книжники вводили в круг церковно-исторических преданий образы народного поэтического творчества». Другой же историк, уже церковный, митрополит Макарий (Булгаков) отмечал, что Еразм «собрал в своей повести с удивительною простотою и доверчивостию не столько известия о христианских или княжеских деяниях князя, сколько старинные легенды, с незапамятных времен созданные фантазиею народа по его древним верованиям и преданиям и только местно примененные к благоверному князю и его супруге». Свидетельство Ермолая-Еразма об устном источнике жития не говорит в пользу того, что он признает свой труд малодостоверным: «Да помянете же и мене прегрешнаго, списавшаго сие, елико слышах, неведыи, аще инии суть написали, ведуще выше мене». Агиограф поведал о том, что слышал, а то, что могли написать более осведомленные о жизни святых люди, ему осталось неизвестным. Но, добавим от себя, ведая, что слышал, Еразм прибавил в «Повести…» и многое, что сам думал.

Читать далее Про образ Петра и Февронии или возвращение в сказку