Архив рубрики: Заметки

Митрополит Вениамин (Федченков). Служение в Америке (в документах 1933-1947 годов).

Митрополит Вениамин (Федченков). Служение в Америке.

В издательстве «Отчий дом» в серии «Наследие» вышла книга о пребывании митрополита Вениамина (Федченкова) в Северной Америке в 1933-1947 гг. в качестве экзарха Русской Православной Церкви Московского Патриархата. Книга разделена на исследовательскую и документальную части. В первую входит очерк служения митрополита Вениамина в Северной Америке, а вторая включает в себя 50 документов, основная часть которых публикуется впервые.

Издание представляет интерес для широкого круга религиоведов, отечественных и зарубежных историков, политологов, социологов и краеведов.

Читать далее Митрополит Вениамин (Федченков). Служение в Америке (в документах 1933-1947 годов).

IV-е Вениаминовские чтения, 2016.

Кирсанов-Чутановка-Софьинка-Ильинка-Инжавино-Карандеевка-Терновое.

В этом году на чтения прибыли заранее гости из Москвы. Утром 17-го октября мы посетили с ними в Кирсанове Косьмодемьяновский храм, старое городское кладбище, Тихвинский храм и музей. Затем проехали со значительными остановками-экскурсиями по маршруту Чутановка-Софьинка-Сергиевка-Ильинка. Всего не описать. Вот лишь некоторые эпизоды.

 

В Кирсановском краеведческом музее Татьяна Николаевна Кудрик знакомит нас с фотоальбомами выпускников первой школы, где преподавали Аркадий Онисимович Белоусов и Елизавета Афанасьевна Белоусова (в девичестве Федченкова). Там же познакомились с общей экспозицией музея, документами из архива Белоусовых и попили чай с печенками.

В селе Чутановка

Где-то здесь, на кладбище в селе Чутановка*, похоронен отец митрополита Вениамина. Где его могила — неизвестно. Но сельский погост очень тихий и мирный.

у реки Ворона

Старая дорога из Чутановки в Кирсанов пролегала через деревянный мост, который до наших дней, конечно, не сохранился. Однако место известное. Этим путем босиком бегал Ваня Федченков учиться в Кирсанов, а затем здесь шел с мамой поступать в духовное училище в Тамбове. Вот его воспоминания об этом:

Идем, идем… вдруг опять сгустилась туча, и нас поливает как из ведра. Иной раз нагнемся под высокую волнующуюся рожь, что, разве это поможет? Опять идем, идем. Дождь перестанет — сохнем. Так добрались до реки Вороны. Осталось четыре версты до Кирсановской станции. И к этому времени небо расчистилось совершенно, ветер утих, и чудная алая вечерняя заря радужными красками обливала всю землю. Перешли мост. Дальше шла уже «шаша» (шоссе) из каменного булыжника. Летняя сырость скоро сохнет. Да и город близко. Мать предложила обуться. Сошли мы к воде и начали мыть ноги от налипшей грязи. Вижу: у матери слезы катятся.
— Бедный, бедный мой Ванюшка (меня прежде звали Иваном), с какой поры приходится тебе горе хлебать!
— Мама, — крикнул я весело на всю реку, — зато протопопом буду!
И мне совсем не было печально: как с гуся вода скатывалось детское горе… А там впереди — учение, потом — батюшкой, богатая и почетная жизнь: из-за этого стоило и грязь месить.
В город мы вошли уже при огнях, казалось — красиво. Передохнули и подсохли у родственников матери (отцовская родня осталась в Смоленской губернии), телеграфиста Николая Васильевича, и ночью выехали в славный Тамбов.

Этот эпизод напомнила нам Марина Павловна Степанова: «Мама, зато протопопом буду!». «И даже выше», — добавили мы с Алексеем Константиновичем Светозарским.

Читать далее IV-е Вениаминовские чтения, 2016.

В преддверии IV-х Вениаминовских чтений

В преддверии IV-х Вениамновских чтений, которые должны состояться 18 октября 2016 г. в р.п. Инжавино Тамбовской области, выкладываю темы докладов пленарного заседания.

iv

 

 

18 октября, вторник

9.30 – Молебен в храме свмч. Параскевы Пятницы (р.п. Инжавино).

10.00 – Пленарное заседание (дк. Инжавино). Регламент докладов 10-15 минут.

  1. Епископ Уваровский и Кирсановский Игнатий. Приветственное слово.
  2. Светозарский Алексей Константинович (Москва). Личное дело митрополита Вениамина в Государственном архиве Российской Федерации.
  3. Степанова Марина Павловна (Москва). Епископ Вениамин (Федченков) во главе Трехсвятительского подворья в Париже.
  4. Иеромонах Лаврентий (Собко), духовник Нижегородской духовной семинарии. Религиозные настроения в среде русской интеллигенции перед революцией: на примере поэзии серебряного века.
  5. Священник Антоний Лозовский (Тамбов). История одного съезда. К вопросу о тамбовском периоде биографии священноисповедника Димитрия Боголюбова.
  6. Илюхина Ольга Александровна (Москва). Архимандрит Вениамин (Федченков) на Всероссийском Поместном Соборе Русской Православной Церкви 1917–1918 гг.
  7. Священник Георгий Тарасов, Тарасова Светлана Александровна (Тамбов). Тамбовский след «контрреволюционной организации церковников» «Землекопы» (1930-1931 гг.): по материалам архива УФСБ РФ по Тамбовской области.
  8. Просветов Ростислав Юрьевич (Тамбов). Массовые паломничества к святым источникам и борьба с ними советской власти в конце 40-х – 50-х гг. XX века (на примере Тамбовской области).

И небольшое интервью о чтениях для пресс-службы Уваровской епархии.

 

 

Несколько поправок к оговоркам/ошибкам, допущенным в этом интервью от волнения или от надвигающейся деменции.

  1. Не митрополит Санкт-Петербургский и Ямбурский Сергий (Страгородский), а епископ Ямбургский, викарий Санкт-Петербургской епархии.
  2. Не преподобный Варсонофий Гефсиманский, а преподобный Исидор (Козин) из Гефсиманского скита Троице-Сергиевой лавры.
  3. Не иеромонах Алипий (хотя, конечно, иеромонахом он тоже был), а настоятель Псково-Печерского монастыря архимандрит Алипий (Воронов).

В остальном все верно.

 

Светлая книга о Есенине и о себе Вениамина и Иосифа Левиных

О Есенине и о себе братья Вениамин и Иосиф ЛевиныВ центральной городской библиотеке презентовали удивительную книгу. Редакторы-составители В.П. Середа и И.О. Машенкова перекинули сегодня мост из Тамбова в Русское Зарубежье. Именно с большой буквы, потому что братья Левины, считаю, настоящее достояние нашего Русского Зарубежья.

Во время презентации, на какой-бы странице не открывал книгу, везде натыкался на упоминание о Боге. У Вениамина Левина присутствовало острое религиозное чувство, через призму которого он смотрел на мир. В Париже Вениамин Левин познакомился с митрополитом Вениамином (Федченковым). Думаю, что знакомство произошло через брата Иосифа, обитавшего здесь в это время. Во многом, благодаря хлопотам братьев Левиных, владыка был приглашен в Америку в 1933 году с лекциями, где и остался патриаршим экзархом до 1947 года. Именно он крестил братьев Левиных и, как мне думается, оказал большое влияние на самого Вениамина Левина. Во многом их роднило то, что оба сторонились политики и всю  жизнь ратовали за единство. Владыка Вениамин — за единство во Христе, за единство Русской Церкви. Вениамин Левин — за единство в более широком смысле. Вплоть до единства всех мировых религий. Но неизменным было одно — их связывало то чувство, которое сегодня называют русскостью. Не случайно Вениамин Левин был другом Есенина и составил о нем свои замечательные заметки, впервые опубликованные в России в презентованной книге по рукописи дочери Вениамина Иоланды Левиной. Он пишет о Есенине не так как другие «есениноведы». И тут я вполне согласен с В. Середой в том, что сегодня набросано много цветастой мишуры вокруг фигуры большого русского поэта, от которой надо избавляться.

Во время презентации меня все подымало сказать обо всем этом, но… не люблю «широкие» аудитории. Диссонансом прозвучали бы среди поэтов и художественной интеллигенции Тамбова слова о религии, о каком-то неизвестном митрополите… и уж тем более, такие слова о Есенине, которые сказал сам Вениамин Левин в этой книге:

«Есенин совершил тяжкий грех, поддавшись искушению, но он отразил только самоубийство всего поколения (и не одного только). Грех его на всех нас. А своим поступком он как бы заставляет нас пересмотреть начала, на которых строили мы свои жизненные планы — планы, в которых не было места сознанию нашего причастия Вечности.
Не с «Пантократора» ли начинается в Есенине атавизм язычества, жалоба Демона («Не молиться Тебе, а лаяться научил Ты меня Господь») и потеря веры, злоба, сомнение, уныние, но вместе и взрыв дерзости?

Есенин кончает с собою за участие в революции, за участие в разрушении вместо творчества. Это — расплата за грех поколения. Планы творческие — а путь революционный. Несоответствие планов и путей привело к взрыву. А нужно бы только покаяние и тогда — новый путь».

Все это очень поучительно сегодня для нас. И, несомненно, для меня книга важна более не именем Есенина, а именем братьев Левиных. Иосиф Левин — «сюрконсьянсилизм». Не столько «космический», сколько «сверх» или даже «над» чувственный… Почти что икона? Ну… в этом я не знаток.

Митрополит Вениамин не постеснялся бы все это сказать, даже несмотря на то, что мог показаться смешным. А я постеснялся.

Данную книгу очень рекомендую. Там много всего хорошего и интересного в целых 360 страниц. Поистине, светлая книга светлых людей. Спасибо редакторам-составителям.

И последнее. От Иосифа Левина про Есенина:

«…Последняя моя „встреча“ с поэтом была перед гробом,когда я всю ночь зарисовывал лицо покойного. Рядом со мной скульптор Цаплин лепил его из глины. По фасаду дома была растянута черная лента и большими буквами были написаны слова: „Тело великого русского национального поэта Сергея Есенина покоится здесь“. В небольшой зале гроб был окружен венками из цветов. Глядя на лик покойного, мне вспомнились слова В. А. Жуковского, написанные им на смерть Пушкина: „Что выражалось на его лице, я сказать словами не умею. Это не был ни сон, ни покой: не было выражения ума, столь прежде свойственное этому лицу: не было также выражения поэтического, нет! Какая-то важная удивительная мысль на нем развивалась: что-то похожее на видение,на какое-то полное, глубоко удовлетворяющее знание.“ Глядя на лицо умершего Есенина, можно было видеть горькую улыбку возле губ и детское выражение, как будто он только что плакал. Трудно было примириться с мыслью, что его больше нет с нами, что не будет больше живых встреч, что оставили в душе такой след. Во время зарисовки я заметил, как в залу вошли простые люди крестьянской складки. То были его родители. Они не плакали, не убивались, стояли тихо смиренно, ничем не проявляя себя. Раз только всех попросили выйти из залы. Говорили, что родители просили отслужить панихиду. Когда я закончил два рисунка с покойного, пробивался в окна рассвет декабрьского утра. Зала быстро стала наполняться народом. В публике я узнал Вс. Мейерхольда и его жену З. Райх, бывшую жену Есенина, Качалова и других артистов Художественного Театра и поэтов…».

А вот как изобразил Иосиф Левин митрополита Вениамина. Этот скульптурный портрет был вылеплен в последние годы пребывания митрополита в Америке и выставлен на персональной выставке в Нью-Йорке в 1947 году. Иосиф Левин писал: «После смерти исчезают следы всех чувств, линии лица становятся более простыми и величавыми: остаются лишь застывшие черты в их великом безразличии». Возможно, в такой манере посмертной маски и был вылеплен портрет владыки при его жизни. В Америке он почти умер.

Митрополит Вениамин (скульптура Иосифа Левина)

Читать далее Светлая книга о Есенине и о себе Вениамина и Иосифа Левиных

Сборник Вениаминовских чтений

Сегодня получил из типографии сборник «Вениаминовских чтений». Весьма скромное региональное издание тиражом всего 150 экземпляров, напечатанное не офсетом, а на ризографе. Профинансировано Уваровской епархией Тамбовской митрополии.

Скачать Вениаминовские чтения. Вып. 1.

Медиатоп 2015

Первое место по саунду, диалогам и глубине — Fargo (второй сезон).

https://www.youtube.com/watch?v=l4uqUfTkrn4

Второе место — Ведьмак3 с дополнением «Каменные сердца».

Третье место — Хроники последних дней.

Из отечественного в медиа удивила Нигина Сайфуллаева. А если не из медиа, то Алексей Шепелёв. «Темь и грязь».

Сорокины и Боратынские

Елена Сорокина (Боратынская)В процессе подготовки комментариев для книги об американском периоде служения митрополита Вениамина (Федченкова) обнаружил связь Питирима Сорокина с Тамбовской землей и Боратынскими через его супругу Елену. Сначала искал информацию о благотворительной организации «Russian War Relief» («Общество помощи России в войне»), почетным членом которой был святитель Вениамин. Потянул за ниточку и оказалось, что Питирим Сорокин с супругой и своими друзьями были активными членами этой организации. Наконец, нашел книгу о Питириме Сорокине, где говорится следующее: «В письмах из Праги Сорокин часто использовал девичью фамилию Елены Петровны, подписываясь А. Баратынский. После переезда в Соединённые Штаты ответственность за коммуникацию с близкими взяла на себя Елена Петровна». А дальше интереснее.

Прямой связующей нитью между семьёй Сорокиных в Соединёных Штатах и начавшейся войной стала судьба сводного брата Елены Сорокиной Николая Петровича Баратынского. В одном из своих писем родственникам в США он писал: «Дорогие Лена и П. Большое спасибо за присланный перевод. По получении его продукты взяли сразу. Со службы по МТС я ушёл. Находясь половину времени в разъездах, невозможно заниматься ни English, ни чем-либо ещё. Пока будем переезжать, я никуда не поступлю. Американцы, жившие в Тамбове, все уехали, часть в Москву, часть в другие города. Папа сейчас гораздо лучше выглядит, нежели весной. Мы часто ходим купаться на свой «океан» – Цну, несколько раз ездили в лес на моторе одного знакомого. Но далеко проехать нельзя, т. к. проезд под мостом не разрешён. У нас уже давно не было дождей. Стоит сухая, жаркая погода, хотя мне эта жара после Алматы кажется небольшой. Фотографию пока бросил, т.к. нет в продаже проявляющих веществ, а продающиеся проявители только портят пластинки. Вчера я снял своё радио и сегодня буду ставить на новом месте. Ягод, яблок у нас было много. Арбузов, как продавали раньше, в балахонах, не продают, а на руках носят по 5 р. штука! В Тамбове есть три сада, в которых бывает кино, приезжают на гастроли артисты оперы и эстрады из Москвы, из Свердловска и пр. К нам собиралась приехать тётя Соня, но почему-то от неё нет даже писем».

Н.П. Баратынский в мае 1941 г. был призван в армию и пропал без вести. На запрос Сорокиных в Красный Крест, они получили ответ о том, что «последнее письмо, полученное его матерью, Любовью Баратынской (улица Московская 7, Тамбов, СССР), датируется 17 июня 1941». Официальная информация Народного комиссариата обороны СССР говорила о том, что «Николай П. Баратынский не значится среди убитых, умерших от ран или пропавших без вести». Этот ответ был дан 13 декабря 1941 года, 5 февраля 1942 года и в августе 1942 года.

Баратынский Николай ПетровичАрхивные данные подтверждают эту информацию: Баратынский Николай Петрович, инженер, беспартийный, 1912 г. рождения, пропал без вести 12.06.1941 г. Мать, Баратынская Любовь Евгеньевна, г. Тамбов, ул. Московская № 7. Примечательно, что «пропал без вести» он еще до начала Великой Отечественной.

Начальная история Кирсанова по плану 1804 года

Не так давно в Государственном архиве Тамбовской области был обнаружен план города Кирсанова с экспликацией и подробным описанием. Датирован план 1804 годом. Прошло уже сто лет с того момента, когда крестьянин села Давыдово Тамбовского уезда Семен Зубихин вместе со своим престарелым отцом Хрисанфом (в просторечье – Кирсаном) переселились в Пурсованье. Теперь мы видим уже не простое сельское поселение. На плане изображено 32 городских квартала, часть которых закрашена «деревянною краскою» – места уже застроенные.

План города Кирсанова. 1804 год

Все улицы имеют собственные названия. Уже имеющиеся в городе строения обозначены на плане черными литерами, а красными только те, которые еще только предполагалось возвести. Среди построенных значатся: соборная церковь во имя свт. Николая, кладбищенская церковь во имя святых бессребреников Космы и Дамиана, городническое правление, здание, в котором находились уездный и земский суды, а также казначейство. Далее – соляные магазины, «земляной» винный магазин, тюремная изба с караульней, полицейские будки и питейные дома на въездах и выездах города, городовой магистрат, купеческие торговые лавки, кузницы. Красными литерами «для строений казенных и публичных на предбудущее время» обозначены: соборная церковь, приходские церкви, которых предполагалось построить две в северной и южной части города, присутственные места и прочие казенные строение, купеческие каменные дома (будущие торговые ряды), иные торговые площади и площади для купеческих лавок, питейные дома, полицейские будки и, что интересно, оборонительный вал со рвом, который должен был окружить город с северной, западной и южной стороны. С востока город прикрывала речка Пурсовка, которая «в самое жаркое летнее время бывает глубиною в один аршин, шириной в четыре сажени». В речке, однако, водились щука, плотва и пескарь.

Читать далее Начальная история Кирсанова по плану 1804 года

Война «зарубежников» против м.В. продолжается…

Поскольку у Андрея Александровича Кострюкова, как выражается мой друг, «опять бомбануло», то решил здесь выложить весь доклад митрополита Вениамина (Федченкова) без вырезок и купюр. На суд читателя.

P.S. А ссылку сюда в своем ЖЖ А.А. Кострюков пожелал удалить. Что ж, весьма симптоматичная «беспристрастность» историка из ПСТГУ.

Доклад

Вениамина, Митрополита Рижского и Латвийского

 

После восьмимесячного пребывания на посту Митрополита Рижского и Латвийского, достаточно ознакомившись на практике с условиями церковной жизни в Советской Латвии, считаю нужным сделать некоторые общие выводы, как для уяснения, так и для улучшения церковного положения.

О чисто-церковных вопросах мною доложено в особом представлении Святейшему Патриарху Алексию. В данном же докладе я освещу вопрос об отношении местных представителей гражданской Власти к Церкви.

Как известно, «в Советском Союзе.. ЦЕРКОВЬ отделена от государства и пользуется полной свободой в своей внутрицерковной жизни», что обеспечено законами конституции. И это в основном верно. Но некоторые факты нарушают в Советской Латвии эти «вполне нормальные», «установившиеся взаимоотношения между Церковью и Государством». Приведу некоторые из них.

Читать далее Война «зарубежников» против м.В. продолжается…

Сообщество в ВК

Для тех, кто интересуется личностью и наследием митрополита Вениамина (Федченкова) http://vk.com/bishop_veniamin

По Американскому периоду служения Владыки (1933-1947) готовится издание: исследование и документы (1,5 млн. знаков с пробелами). По служению в СССР (Латвия, Ростов-на-Дону, Новочеркасск, Саратов) тоже написано большое исследование и собрано много неопубликованных документов. Сейчас занялся Крымским периодом: это ректорство в Таврической семинарии (1911-1913 и 1917-1919 гг.), а также епископство и служение в качестве главы военного духовенства в 1919-1920-х гг.

Крымский период оказался таким же насыщенным и неисследованным, как и американский. Ждите публикаций.

Пикеты, марши, стояния с плакатами

Мое отношение ко всему, что приведено в заголовке, емко выражено здесь.

Но что примечательно. Первая заметка в данном блоге была также именно об этом.

P.S. Ну и вот в тему Соколов-Митрич подоспел: «В защиту жуликов и воров».

Очерки истории Кирсанова: годы и люди

Очерки истории Кирсанова: годы и люди
К 235-летию города издали книгу о Кирсанове и кирсановцах. Тираж 1000 экз. Презентация книги будет в эту субботу, 20 сентября, на Дне города.

«Очерки истории Кирсанова: годы и люди» — первый масштабный проект об истории города с момента возникновения поселения до наших дней. Во второй раздел книги вошло более 200 биографий известных людей, имена которых связаны с городом.

От себя добавлю, что в некотором роде это бумажное воплощение проекта Град Кирсанов, которому в следующем году исполняется 12 лет.

Читать далее Очерки истории Кирсанова: годы и люди

Интересно о памятниках

Памятники в современном понимании появились после Французской революции. В России только в XIX веке. До этого в России был только один монументальный памятник — «Медный всадник» в Петербурге. Если у общества появляется потребность что-то запечатлеть в виде памятника, то это какой-то, зачастую, трагический, переломный момент в истории, с которым общество уже потеряло свою связь. Подробнее:

http://www.youtube.com/watch?v=p6hKFjuWfVo#t=3962

http://ec-dejavu.ru/m-2/Memory-Nora.html

P.S. Да, и именно поэтому нельзя ставить памятники святым. Конечно, если эти памятники не являются объектом поклонения данным святым (цветы не считаются). Однако, скорее к счастью, у нас нет такой традиции лобызать памятники. Лики святых на иконах — да. А вот памятники — нет. Поэтому памятники святым ставить нельзя. Это десакрализует святыню, превращает ее в монумент.

Места памяти — это останки. Крайняя форма, в которой существует коммеморативное сознание в истории, игнорирующей его, но нуждающейся в нем. Деритуализация нашего мира заставила появиться это понятие. Это то, что скрывает, облачает, устанавливает, создает, декретирует, поддерживает с помощью искусства и воли сообщество, глубоко вовлеченное в процесс трансформации и обновления, сообщество, которое по природе своей ценит новое выше старого, молодое выше дряхлого, будущее выше прошлого. Музеи, архивы, кладбища, коллекции, праздники, годовщины, трактаты, протоколы, монументы, храмы, ассоциации — все эти ценности в себе — свидетели другой эпохи, иллюзии вечности. Отсюда — ностальгический аспект проявлений почтения, исполненных ледяной патетики. Это ритуалы общества без ритуалов, преходящие святыни десакрализирующего общества, верность партикулярному в обществе, которое отвергает партикуляризм, фактические различия в обществе, принципиально стирающем их, знаки признания и принадлежности к группе в обществе, которое стремится распознавать только равных и идентичных индивидов.

Читать далее Интересно о памятниках