О чувствах и мысли киноискусства

Как жаль все-таки, что теперь не почитать Игоря Манцова на портале «Взгляд». Не почерпнуть живительных мыслей, чувств и размышлений, касающихся социальных смыслов. Не хватает, конечно, такого человека, который бы вскрывал культурологический пласт современности так, как это делал он. Хотя, современности громко сказано. Но все же. Задумываюсь порой, что есть так называемая деградация цивилизации? Где она? Можно сказать, что цивилизация, да и мир в целом, деградирует постоянно и постепенно. Но эта деградация, словно возвращающийся круг. Куда, скажем, было хуже в XVIII веке. Хотя причем здесь XVIII век, когда история уже давно не аргумент.

Опять же, касаясь моего предыдущего поста. Когда начинаешь приобщаться к тем проявлениям культуры, которые проблескивают не только сквозь литературные страницы, но и сквозь пиксели экрана, то понимаешь, что не все так плохо и потеряно. Более того, очень даже не плохо. Взять хотя бы фильм «BenX», просмотренный мною только что. Казалось бы то же, о чем и «Класс». Но не совсем. Германское кино, к слову, будь то «Беги Лола, беги», «Эксперимент» или «Дотянуться до небес», а теперь тот же «BenX» весьма впечатляет и сводит на нет все разговоры о «закате Европы». Говорю, изменяется формат. Хотя там наивного оптимизма, хоть отбавляй. Это называется «хэппи энд», но все же приятно.

Бывает, спорю с тезисом о потере потенции европейцами и повсеместной исламизации Европы. Понятное дело, что если идеологией XVIII века было «просвещение» (пришедшее, кстати, на смену «гуманизму»), а затем пришла идеология XIX века: «наука» и «социализм», породившие в XX-м «коммунизм», «фашизм» и «демократию», то идеалогия XXI-го обязательно должна бы уже обрисоваться и показать свой звериный оскал. Она уже здесь, только ее еще не видно как следует. Заочно споря с Чудиновой, кощунственно обозвавшей свое произведение «Мечеть Парижской Богоматери», повторяю — «Не верю»! Я не верю в смерть Европы и европейцев, а вот в смерть ислама в Европе вполне. Хотя и кажется, что он мог бы вполне быть идеологией XXI века. Однако, вряд ли круг повернется вдруг в век эдак X-XI-й. Время ушло. А что будет идеологией XXI-го века — непонятно.

Но возвращаясь к нашему «кину». Поглядите какое разнообразие. Вот — обсуждаемые вчера фильмы «Однажды в Голливуде» и «Морфий». Сегодня — «BenX» и то кино, которое противостоит разным «Такси (бесконечное число)» и «Перевозчикам». Кино, которое живёт и пробуждает. Оно ведь есть, оно в наличии. И обсуждается более, чем не менее заслуживающее внимание творчество пермяка Алексея Иванова. И тут опять возвращаюсь к Игорю Манцову. Не хватает его, может быть, пролетарских, провинциальных постов, его размышлений и кинокритики. Скучаю. А почитать некого или не знаю где. Да и кто будет писать в Сеть? Ведь как ни крути, а постописательство — это, так сказать, «синдром Лебедева». Замечено, что чем больше одинок человек в реальной жизни, тем сильнее он обозначивается в жизни виртуальной (ага, продолжая тему «BenX», куда сегодня без него). Те же путешествия постоянные, как панацея смыслообразования собственной жизни, те же выплески размышлений в сетевой дневник. От себя не убежишь однако. Но полно-те, «синдром Лебедева» это уже другая обширная тема и мне ее развивать уже не интересно. Скажу только, что «Все умрут, а я останусь», действительно, интересная работа Валерии Гай Германики, которая продолжает ее документальное «Девочки».
Если в рифму и по-современному, то «улётное кино, про Строгино», где бывал и я, и живет моя двоюродная сестра. Бедная Лиза.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

2 мысли о “О чувствах и мысли киноискусства”

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *