Весной 2012 года со мной в Тамбове на связь вышел журналист из «Русского пионера». Путешествует и пишет статьи. Наткнулся он в интернете на историю про «Кирсановскую республику» и заинтересовался. Приехал для того, чтобы написать об этом статью. Посидели с ним в «Сказке», потом в более приличном кафе, прошлись по Набережной до здания епархиального управления, где тогда работал. А утром еще встретились на литургии в Соборе. Он причастился и отбыл в Кирсанов. Потом прислал мне статью, которую в сокращенном виде все же опубликовали в «Русском пионере». Внимательный слушатель, незаметный, казалось бы, человек, но очень талантливый, большой и тонкий журналист-писатель. Нравятся мне его очерки. Вот, например, отрывок «Из дневника таксиста».

Я сегодня встретил Зою…

Заказ пришел на Спартаковскую, 5/7, к 9 утра. Подъезжаю — она стоит. Зоя. Космодемьянская. А я и не знал, что в нашем городе есть у нее свой адрес.

У стены нового небоскреба стоит себе на камне, маленькая, босая, жалкая. Оказывается, уже три года стоит. Платьишко от ветра к телу липнет, все косточки наружу, одна бретелька с плеча свалилась, а плечи-то — тощие колышки у садового заборчика. Если сзади рассматривать, попу это платье стыдливо облипает, словно ветер со всех сторон дует. Художник — гад! В смысле — молодец. Одного взгляда достаточно, чтобы нутром почувствовать: такую любой обидеть сможет. Обидеть, ранить, сломать, стереть, замучить насмерть. Любое зло с ней справится враз, не моргнув. И я подумал вдруг: а ведь она победила. Именно такая — босая, жалкая, убогая. Почему?

Да потому, что жизнь без прикрас, высоких слов и ярких вывесок именно такая — босая, жалкая, убогая. И каждый, если честно на себя посмотрит, то себя и узнает босым, жалким и убогим. И обидеть такого, через колено сломать или в пыль стереть совсем несложно.

Однако откуда же в нас силы берутся?..

Наша Зоя — могучий символ. Многослойный, как лук, по выражению людоеда Шрека. Рви его, кусай, дери, а он живуч и едок. Одни говорят — геройский партизан. А другие — она же бандитка… Дома поджигала, тем более у своих. Одни говорят — то ж идеология. А другие, самые подлые, — она же больная была, слабоумная…

И никто не думает, что получится, если все суждения вместе сложить. А получится маленький человек, голый, нищий, на ветру дрожащий от страха, но гордый, но с больной душой, но теряющий душу свою, словно пуговицу. На кого похоже? На всех нас похоже…

И вдогонку подумал: любой идейный чел — глупец. Да и подлец. Кто за Родину кричит, кто против Родины кричит, все одно — слепцы.

Побеждает не идея, не Путин, не авианосец Independent, а… Зоя. По-гречески — жизнь.

Слабым умом своим, всем тщедушием человеческим осиливает она мрак и гнет страха. Жизнь отдает, не ожидая ничего впереди.

Значит, любовь есть.

А пассажирка из дома над Зоей, дама лет тридцати пяти с острым комариным носом, ехала в аэропорт. Когда тронулись, она поднесла телефон к уху и сказала томным голосом:

— Зая! А что значит это твое «ммм…»?! Ты опять сомневаешься? Горло болит? Зая, милый, ну чо за дела?! Пусть Ирка сходит в аптеку, купит «длянос». В универ не пойдешь? Тогда жди… кого-кого… меня, конечно. Во вто-орник! Чмоки-чмоки… И положила трубку. А я подумал: и это тоже вечно…

Побольше почитать можно на сайте «Русского пионера».

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Извините, комментарии отсутствуют.

Представьтесь, пожалуйста. 
Введите Ваш e-mail. Он не будет опубликован. 
Если у Вас есть вебсайт или блог, Вы можете оставить его адрес. 
Сюда введите ваш комментарий. 
Запомнить контактную информацию.