Категории: Статьи Comments (0)

Забрал наконец-то авторский экземпляр материалов конференции «Тамбов в прошлом, настоящем и будущем», которая состоялась в Тамбове 26 апреля 2018 г. на базе РАНХиГС. Свою статью оставлю здесь.

 

Просветов Р.Ю.

г. Тамбов

Prosvetov R.

Tambov

 

ПОМЕСТНЫЙ СОБОР 1917-1918 ГГ. И ТАМБОВСКАЯ ЕПАРХИЯ

THE LOCAL COUNCIL OF THE RUSSIAN ORTHODOX CHURCH 1917-1918 AND THE TAMBOV DIOCESE

Аннотация Статья посвящена подготовке Поместного Собора 1917-1918 гг. и его основным решениям, повлиявшим на дальнейшую церковную жизнь. Уделено большое внимание участникам Собора, связанным с Тамбовской епархией, а также началу гонений на Церковь и реакции Собора на эти гонения.

Abstract The article is devoted to the preparation of the Local Council of 1917-1918 and its main decisions that influenced further Church life. Much attention is paid to the participants of the Council associated with the Tambov diocese, as well as the beginning of the persecution of the Church and the reaction of the Council to these persecution.

Ключевые слова Поместный Собор 1917-1918 гг, Тамбовская епархия, священномученик Владимир (Богоявленский), архиепископ Кирилл (Смирнов), епископ Зиновий (Дроздов).

Keywords: The Local Council of 1917-1918, the Tambov diocese, Holy Martyr Vladimir (Bogoyavlensky), Archbishop Kirill (Smirnov), Bishop Zinovy (Drozdov).

 

Русская Православная Церковь начала подготовку с Поместному Собору задолго до 1917 года. У истоков этой работы стоял уроженец Тамбовской губернии, выпускник Тамбовской духовной семинарии митрополит Санкт-Петербуржский и Ладожский Антоний (Вадковский; 1846–1912). Именно он в 1905 году составил для Комитета министров докладную записку с обоснованием необходимости внутренних преобразований в управлении Русской Церковью и именно к нему 27 декабря 1905 года обратился государь-император Николай II с собственноручным рескриптом, в котором говорилось: «…признаю вполне благовременным произвести некоторые преобразования в строе нашей отечественной Церкви на твердых началах вселенских канонов для вящего утверждения православия. А посему предлагаю вам, владыко, совместно с митрополитом Московским Владимиром и Киевским — Флавианом определить время созвания этого, всеми верными сынами Церкви ожидаемого, Собора» [9]. Упоминаемый Московский митрополит Владимир — еще один уроженец тамбовщины, выпускник Тамбовской семинарии и первый председатель Собора священномученик Владимир (Богоявленский; 1848–1918). В 1917 году он возглавил чин настолования (интронизации) нареченного Патриарха Московского и всея России митрополита Московского и Коломенского Тихона (Беллавина; 1865–1925). С другим упоминаемым священноиерархом — митрополитом Киевским и Галицким Флавианом (Городецким; 1840–1915) связан примечательный факт: еще в 1907 году на вопрос чиновника Святейшего Синода А.П. Роговича о тогда мало кому известном Ярославском архиепископе Тихоне, он отвечал: «…попомните мои слова: если когда-нибудь будут выбирать в России Патриарха, то лучшего, чем он, никого не выберут» [8, с. 33].

Итак, 16 января 1906 года высочайшим повелением было учреждено Предсоборное присутствие, председателем которого стал митрополит Антоний (Вадковский). Его заместителями были митрополит Владимир (Богоявленский) и митрополит Флавиан (Городецкий). Основой для работы Предсоборного присутствия стали отзывы епархиальных архиереев по вопросу о церковной реформе, собранные Синодом в 1905 году и опубликованные в трех частях в 1906 году [6]. Среди этих отзывов был и отзыв архиепископа Тамбовского Иннокентия (Беляева; 1862–1913). В нем владыка Иннокентий отвел важное место вопросу о реформе духовной школы. В основу он взял «Записку о реформе духовной школы» ректора тамбовской семинарии, будущего члена Собора, архимандрита Феодора (Поздеевского), несколько сократив и изменив первоначальный текст [7, с. 32] . Вопрос о реформе духовной школы был тогда весьма актуальным, т.к. школа переживала серьезный кризис, а революционные настроения в семинариях были ни для кого не секретом.

В Предсоборном присутствии, куда помимо епископов вошли также представители духовенства и миряне, рассматривались и другие вопросы церковной жизни. Все они, от вопросов высшего церковного управления до вопросов организации церковного суда и пересмотра брачных законов, прорабатывались в семи отделах. Так, например, во втором отделе под председательством архиепископа Литовского Никандра (Молчанова; 1852–1910), будущий член Собора, один из учредителей Тамбовского Серафимовского Союза русских людей Павел Борисович Мансуров (1860–1932), выступая за необходимость учреждения митрополичьих округов, говорил: «Я здесь единственный простой мирянин. При интенсивности в настоящее время общественной жизни на местах приближение к народу руководительного влияния иерархии считаю крайне желательным. Поэтому увеличение числа епархий я нахожу весьма желательным. Теперь вводится новый строй приходской жизни. Вводятся приходские попечительства (советы). Для авторитетного руководства, для поддержки этого дела нужно участие епископов. Один священник, у которого нередко выходят с прихожанами недоразумения и который сам принадлежит к составу приходских организаций, не может в большинстве случаев с надлежащим успехом осуществить новый строй приходской жизни» [4, с. 481]. Как видим, церковные вопросы, рассматриваемые свыше ста лет назад, не потеряли актуальности и поныне.

Все вопросы из отделов должны были поступить на окончательное обсуждение общего собрания Присутствия. Но за недостатком времени этот порядок был нарушен. Указом Святейшего Синода от 25 октября 1906 года было предписано, чтобы из выработанных отделами положений (кроме уже рассмотренных к тому времени на общих собраниях) подвернгуть рассмотрению на общих собраниях лишь положения: о митрополичьих округах, об основных началах преобразований епархиального управления и суда и об организации прихода. Об остальных же вопросах отделы должны были представить свои заключения Святейшему Синоду для внесения на рассмотрение Собора. Изменение порядка рассмотрения вопросов объяснялось тем, что особое Присутствие, согласно Высочайшей воле, должно было закончить свои работы 15 декабря 1906 года.

Итак, заседания Предсоборного присутствия были окончены к середине декабря 1906 года. Сводный доклад представлен государю 25 апреля 1907 года. Вскоре император наложил на нем краткую резолюцию: «Собор пока не созывать». В условиях, когда Государственная дума не столько поддерживала государственную власть, сколько расшатывала ее устои, созыв Собора, по мнению государя, мог внести раскол в церковную жизнь, вызвать в ней различные противоречивые тенденции. Не отказываясь от самой идеи Собора, он решил отложить его созыв на неопределенное время.

Однако в целом работа по подготовке Собора не была прекращена. Следующим ее этапом стала деятельность Предсоборного совещания в 1912–1917 гг. Дело в том, что Предсоборным присутствием были выработаны только общие положения к будущему Собору, но каких-либо законопроектов, которые заключали бы в себе новый церковно-административный и судебный кодекс, подготовлено не было. Для выработки таких законоположений 28 февраля 1912 года при Святейшем Синоде было учреждено Предсоборное совещание. Члены Совещания были избраны Синодом и утверждены государем. Председателем совещания стал будущий патриарх, архиепископ Финляндский Сергий (Страгородский; 1867–1944). С марта по май 1912 года состоялось восемь заеданий Совещания, на которых были рассмотрены вопросы о периодичности церковных Соборов, о порядке избрания Патриарха, об учреждении митрополичьих округов и о церковном суде. Дальнейшая работа Совещания велась преимущественно в Синоде и подконтрольных ему органах управления, а также в академической сфере.

Наконец, весной 1917 года, лишившись покровительства в лице императорской власти, Русская Православная Церковь приступила к активной подготовке созыва Собора. Этот этап стал хотя и непродолжительным, но особым в новейшей истории Русской Церкви.

Непосредственной выработкой материалов к Собору занялся Предсоборный совет. В его состав летом 1917 года вошел архиепископ Тамбовский и Шацкий Кирилл (Смирнов; 1863–1937). В результате выборов, проводившихся среди архиереев Русской Православной Церкви, он стал третьим в порядке полученных голосов после архиепископа Новгородского Арсения (Стадницкого), будущего председателя Собора и архиепископа Литовского Тихона (Беллавина), будущего патриарха.

Предсоборный совет работал в Петрограде с 12 июня по 1 августа 1917 года и подготовил целый пакет законопроектов для рассмотрения на Соборе. Архиепископ Тамбовский Кирилл был председателем VII отдела Предсоборного совета «О церковном хозяйстве», а также принимал деятельное участие в работе I, II и III отделов, которые занимались вопросами производства выборов, организации и составления наказа для Собора; вопросами о преобразования Высшего церковного управления, образования церковных округов и вопросами епархиального управления. Кроме того, в V отделе по крайней мере трижды под его председательством были собраны особые совещания, обсуждавшие вопросы о соборных, домовых, кладбищенских церквах и храмах-памятниках [5, с. 18]. Архиепископ Кирилл как на Предсоборном совете, так и, впоследствии, на самом Соборе ни раз приводил различные примеры из церковной жизни Тамбовской епархии. Все это время он сохранял с ней тесные связи. Однако во время его работы в Петрограде, а затем и в Москве будущего священномученика в епархии замещал его викарий, епископ Козловский Зиновий (Дроздов; 1875–1942).

Предсоборный совет успешно завершил свою работу к августу 1917 года. В реализовавшихся в те дни на практике пунктах «Положения о созыве Собора» говорилось, что Собор состоит из епископов, клириков и мирян. Там же определялся общий порядок выборов по епархиям. Согласно выработанным в период деятельности Предсоборного совета «Правилам», выборы членов Собора были трехступенчатыми: 23 июля 1917 года в приходах избирались выборщики, 30 июля выборщики на собраниях в благочиннических округах избирали членов епархиальных избирательных собраний, 8 августа епархиальные собрания, которые проходили по всей России, избирали делегатов на Собор. Членами Собора были также все правящие архиереи Русской Православной Церкви по своей должности. Иными словами, открывшийся 15 августа 1917 года в Успенском соборе Кремля Поместный Собор Российской Православной Церкви представлял собой всю православную Русь. В состав Собора входили 564 члена, в том числе 227 — от иерархии и духовенства, 299 — от мирян. Такое большое количество мирян должно было оказать поддержку иерархии, которая за лето 1917 года претерпела настоящий «революционный» натиск от активных представителей белого духовенства, настроенных против засилия иерархической власти монашества в Церкви.

От Тамбовской епархии на Собор были избраны: настоятель городского собора Липецка протоиерей Александр Васильевич Суворов (59 лет); крестьянин села Моршань-Лядовка Кирсановского уезда Григорий Ильич Белоглазов (30 лет); помощник смотрителя Тамбовского Серафимовского духовного училища Андрей Васильевич Новосельский (57 лет); смотритель Шацкого духовного училища Петр Алексеевич Смирнов (60 лет) и псаломщик Вознесенской церкви села Куликово Усманского уезда Александр Александрович Востоков (28 лет).

Среди членов Собора было также немало уроженцев Тамбовской губернии, выпускников Тамбовской духовной семинарии. Это митрополит Тихон (Оболенский), архиепископ Анастасий (Грибановский), архимандрит Вениамин (Федченков), священномученик Илия (Громогласов), профессор Иван Михайлович Покровский, протоиерей Дмитрий Васильевич Рождественский, протоиерей Владимир Макарьевич Шевалеевский, а также бывшие ректоры Тамбовской духовной семинарии митрополит Нафанаил (Троицкий), архиепископ Палладий (Соколов), архиепископ Феодор (Поздеевский). Многие соборяне так или иначе были связаны с тамбовской землей по месту своей службы. Например, профессор протоиерей Дмитрий Иванович Боголюбов был ранее в Тамбове епархиальным миссионером, а епископ Феофилакт (Климентьев) — настоятелем Козловского Свято-Троицкого монастыря.

Одним из первых на Соборе был создан Отдел о преподавании Закона Божия (законоучительский отдел) под председательством Тамбовского архиепископа Кирилла (Смирнова). 28 сентября Собором было принято определение «О преподавании Закона Божия в школе», в котором подчеркивалось, что во всех светских школах (государственных и частных), где есть православные учащиеся, Закон Божий должен быть обязательным предметом, а законоучитель должен пользоваться всеми правами государственной службы. Для того, чтобы довести мнение Собора до сведения Временного правительства, в Петроград была направлена соборная делегация. 11 октября делегация во главе с архиепископом Кириллом была принята А.Ф. Керенским. На встрече поднимался вопрос и о судьбе церковно-приходских школ. Член делегации Н.Д. Кузнецов по результатам этой встречи докладывал Собору: «Судьба церковно-приходских школ и лишение в настоящее переходное время Церкви, да еще в лице ее приходов, возможности выполнять свое христианское культурно-просветительное дело среди народа, по-видимому, очень мало интересует главу нынешнего правительства и не обнаруживает у него достаточного понимания даже государственного значения этого дела» [3, с. 470]. Курс на отделение Церкви от государства был уже положен.

Ввиду этого, одним из главных деяний Собора стало восстановление в Русской Православной Церкви патриаршества. Тамбовская паства живо откликнулась на это событие особым приветствием патриарху за первой подписью епископа Зиновия (Дроздова). Текст приветствия гласил: «Ваше Святейшество, Великий Всероссийский Патриарх. Волны греха и житейских нестроений объяли нас со всех сторон. Чада Церкви Христовой в трепете и смущении… В постигших нас испытаниях мы сердцем своим ощущаем гнев Божий, праведно на нас движимый, но в то же время и уповаем, что ради избранных прекратятся, по слову Христову, эти дни скорби нашей, и как овцы рассеянные и не имеющие пастыря, мы ищем себе вождя, под знаменем которого могли бы сплотиться к защите достоинства церкви Христовой.

Народное избрание Вашего Святейшества на трон Всероссийского Патриарха, совпавшее с днями болезненного для нашего сердца поругания врагами нашей веры безвинных кремлевских святынь, уверяет нас в том, что Промыслом Божиим указан нам в Вашем лице именно тот добрый вождь, который неустрашимо может повести нас на защиту усиленно угрожаемого ныне врагами стада Христова.

Заслушанное в нашем общем Окружном Собрании духовенства и мирян города Тамбова Послание Вашего Святейшества с одушевленным призывом к мужественному братскому единению в переживаемые нами грозные дни еще более уверило нас, что наши надежды на Ваше мудрое водительство не останутся праздными.

С благодарностью разделяя пламень Вашей любви к Святой Церкви и одушевляясь мужеством Вашим против ее тайных и явных врагов, мы готовы сплотиться около Вас и под Вашим знаменем выступить на защиту драгоценного сокровища нашей веры от всяких на него посягательств.

Мы веруем, что молитвами Святейшества Вашего Господь благоустроит Державу Российскую и дарует вожделенный мир отечеству нашему.

Да сохранит Вас Господь в здравии и благоденствии на многая лета!

Вашего Святейшества преданные служители и любящие духовные чада, уполномоченные от Общего Собрания духовенства и мирян

Зиновий, епископ Козловский, викарий Тамбовской епархии.

Богородичной церкви гор. Тамбова протоиерей Петр Успенский.

Член приходского Совета Николай Алексеев.

Член Окружного Совета Сергий Шадров» [1, Д. 231. Лл. 190-193].

На это приветствие Святейший Патриарх Тихон ответил телеграммой: «Тамбов. Преосвященному Зиновию. Благодарю собравшихся представителей духовенства и мирян за приветствие и готовность постоять за Церковь и родину. Патриарх» [1, Д. 231. 193 об.].

В 1918 году, воодушевленные посланием Патриарха от 19 января против творящих беззаконие и гонителей веры и Церкви Православной, тамбовчане по призыву своего архипастыря провели в городе в воскресенье, 17 февраля 1918 года, большой крестный ход. Но если в Тамбове все прошло без эксцессов, то в Шацке такой же крестный ход был остановлен около Троицкой церкви ружейной стрельбой: «богомольцы в панике разбежались, а духовенство было арестовано и отправлено в шацкую тюрьму» [1, Д. 89. Л. 7]. Среди арестованных оказались: протоиерей Иоанн Димитревский, священник Петр Ципляковский, священник Павел Богословский, священник Василий Кринов, священник Александр Троицкий, диакон Михаил Лентионов и псаломщик Рябчиков.

Донесение о крестном ходе в Шацке и об аресте церковнослужителей было заслушано на заседании Собора 4 марта 1918 года. Со всех сторон православной России шли на Собор вести о злодеяниях против Церкви и ее служителей. Еще ранее, 3 февраля 1918 года, Святейший Патриарх сообщил Собору горестную весть о мученической кончине почетного председателя Собора — митрополита Киевского и Галицкого Владимира (Богоявленского). 14 февраля Соборный Совет постановил провести торжественное заседание Собора, посвященное памяти убиенного митрополита, и одобрил намеченные мероприятия для увековечения его памяти. А именно: повсеместное поминовение его в 40-й день кончины, ежегодное поминовение в день памяти, основание фонда имени почившего, устройство часовни на месте его кончины, создание особого религиозно-просветительского учреждения, предназначенного для борьбы с социализмом, оказание помощи семьям погибших во время революции священно-церковнослужителей и, в знак памяти, размещение в здании Московского Епархиального дома, где проходил Собор, портрета убиенного святителя [2, с. 322].

Первый взнос в Фонд имени митрополита Владимира был произведен из средств самого священномученика. По постановлению Соборного Совета туда были переданы суточные деньги, которые как член Собора митрополит Владимир не получил за сентябрь, октябрь и ноябрь 1917 года [2, с. 329]. Кроме того Соборный Совет постановил напечатать в приложениях к Деяниям Собора особый доклад митрополита о диакониссах, признавая его ценным документом и заветом священномученика Русской Церкви [2, с. 600].

В дальнейшем Святейшим Патриархом и Священным Синодом в соответствии с постановлением Собора было поручено сообщать епархиальным начальствам «о всяком насилии, о всяком отдельном случае арестов, убийств, пролития крови во время религиозных манифестаций или при исполнении духовенством своих обязанностей и вообще о всяком случае насилия, имеющем отношение к Церкви и ее служителям и православным христианам, пострадавшим за Веру Христову, учинять на местах, чрез особые комиссии, надлежащие расследования о случившемся и акты таковых расследований препровождать в Священный Синод» [2, с. 368]. Отныне все поступающие непосредственно в Собор донесения о случаях насилия, имеющих отношение к Церкви, докладывались Священному Собору. Вместе с тем Собору предлагалось для разработки вопросов, связанных с гонениями на Церковь, образовать специальную Комиссию. Она должна была заниматься всеми известными фактами убийств, насилий и преследований священно- и церковнослужителей. Таким образом, Собор стал собирать новый мартиролог Русской Церкви. И уже 31 марта 1918 года на заупокойной Литургии в храме Московской духовной семинарии Святейшим Патриархом были помянуты 15 священномучеников «и иных многих священнаго, иноческаго и мирскаго чина, их же имена Ты, Господи, веси». В настоящее время в архивах Собора сохранилось несколько томов заявлений с мест о пострадавших за веру. И эти материалы еще ждут своего исследователя.

Важнейшим итогом заседаний Собора во вторую сессию стало рассмотрение и принятие Приходского устава, подготовленного одним из самых многочисленных на Соборе Отделов — о благоустроении прихода. Приходской устав явился самым обширным документом Собора, так как предварялся большой вступительной частью — введением. В нем были рассмотрены экклезиологические и духовные аспекты прихода, дано его определение. Также здесь разбиралось и практическое исполнение Приходского устава. В нем виделось стремление Собора оживить приход, создать тесную связь между священнослужителями и мирянами, между приходом и епископами. Признавая общину юридическим лицом, даруя ему независимость и автономность под контролем правящего архиерея, Собор обеспечивал православный церковный приход силой для противостояния гонениям. Именно церковные приходы, подчас даже без своих священнослужителей и архипастырей, находящихся в заключениях и ссылках, могли сохранять в годы гонений те островки веры, которые в будущем явились фундаментом церковного возрождения, в том числе на тамбовщине.

Наконец, стоит особо отметить, что на последнем заседании Собора 20 сентября 1918 года было принято определение «О привлечении женщин к деятельному участию в разных поприщах церковного служения». В нем разрешалось женщинам принимать активное участие в церковной жизни на местном уровне и даны важные права в приходской жизни. Это сыграло ключевую роль в период гонений на Церковь, когда все тяготы приходской жизни взяли на себя женщины. Они же являлись и первыми защитниками арестованных священнослужителей.

Таким образом, Поместный Собор 1917–1918 гг. смог выработать основные положения внутреннего управления Церкви, дать оценку начавшимся гонениям и восстановить Патриаршество.

 

Список литературы

 

  1. Государственный архив Российской Федерации. Ф. 3431. Оп. 1.
  2. Документы Священного Собора Православной Российской Церкви 1917–1918 годов. М., 2013. Т. 2.
  3. Документы Священного Собора Православной Российской Церкви 1917–1918 гг. М., 2015. Т. 5.
  4. Журналы и протоколы заседаний Высочайше учрежденного Предсоборного присутствия (1906). М., 2014. Т. 1.
  5. Кривошеева Н.А., Мраморнов А.И. Подготовка Всероссийского церковного Собора в апреле-середине августа 1917 года и документы о предсоборных трудах // Документы Священного Собора Православной Российской Церкви 1917-1918 годов. Т. 1 (Кн. 1). М., 2012.
  6. Отзывы епархиальных архиереев по вопросу о церковной реформе. СПб., 1906. Ч. 1–3. Современное издание: М., 2004. Ч. 1–2.
  7. Просветов Р.Ю. Тамбовская духовная семинария при ректорах Феодоре (Поздеевском) и Симеоне (Холмогорове) в 1904–1907 годах // Служба Богу и России. Новый священномученик Феодор Волоколамский (Поздеевский). Статьи и речи 1904–1907 годов. М., 2002.
  8. Рогович А.П. Святейший Тихон, Патриарх Московский и всея России // Святейший Патриарх Московский и всея России Тихон в воспоминаниях современников. М.: Крутицкое подворье, Общество любителей церковной истории, 2000.
  9. Церковные ведомости. 1906. № 1.

P.S. И напоследок.

Нашел такую фотографию на просторах Интернета с той самой конференции. Любят, однако, наши фотографы пошутить.

А.Ю. Ильин и митр. Феодосий (Васнев)

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Извините, комментарии отсутствуют.

Представьтесь, пожалуйста. 
Введите Ваш e-mail. Он не будет опубликован. 
Если у Вас есть вебсайт или блог, Вы можете оставить его адрес. 
Сюда введите ваш комментарий. 
Запомнить контактную информацию.