К VI Оптинскому форму в Тамбове

Заявленная тема форума «Россия и мир: государствосохраняющая роль языка и культуры». Наброски к докладу, который на форуме не прозвучит. Доклад «подрихтован» для публикации в Интернет.

1. Еще недавно технология Интернет, его среда была совершенно обделена вниманием Церкви и государства. Но не общества… Еще недавно Интернет считался средоточием порнографии и нелегального контента.

В конце 1990-х гг. нынешний ответственный редактор «Журнала Московской Патриархии» Сергей Чапнин организует в Москве семинары на тему «Православие и развитие интернета». И уже тогда стало ясно, что интернет не только «техническое средство», а реальное место для христианской миссии.

В 1996 году был создан открытый хостинг для православных проектов — сервер «Россия православная», который существует и по сей день (светлая память его создателю и многолетнему куратору Александру Дятлову). С начала 2000-х на Рождественских чтениях организована Интернет-секция. За это время был совершен невероятный скачок в области информационных технологий и средств коммуникаций. И если сначала речь шла просто о присутствии и проповеди в интернет-пространстве, то чуть позже задача ставиться много шире.

2. Сегодня, пожалуй, уже нет человека из городской инфраструктуры, который бы не слышал слово «сайт», «социальные сети», «интернет-страничка». Да, люди все меньше и меньше общаются друг с другом лично, предпочитая реальному общению ― виртуальное. Но таковы реалии. Как сказал один священник, если сегодня люди не могут жить без Интернета, то ради любви к ним, мы должны быть в Интернете. Не просто заглядывать туда, а быть там.

3. Eще несколько лет назад казалось, замечает диакон Андрей Кураев, что в эпоху Интернета у кириллицы нет будущего. Совсем недавно нельзя было написать название файла славянскими буквами. И уж тем более нельзя было такой файл передать по электронной почте. Прошли годы, и оказалось, что проще компьютер научить говорить по-русски, чем нам переучиваться на латиницу.

Не так давно, национальная поисковая система Яндекс имела логотип, написанный латиницей, а сейчас уже существует возможность регистрировать на кириллице даже доменные имена русскоязычных сайтов.

4. Не надо в Интернете бояться иного «культурного кода», во многом чуждого многовековым традициям российской культуры и родного языка. Да, для носителей этого «кода», возможно, будет еще более непонятен и непривычен церковно-славянский язык, чужда эстетика русских храмов, малоинтересна русская литература. Но христианская эстетика, христианские традиции не являются чем-то сугубо национальным. Попытки принести общецерковные интересы в жертву национально-политическим интересам осуждены Церковью как этнофилетизм. Не следует забывать об этом. «Подлинное наследие солунских братьев – вдумчивое творчество в русле церковной традиции, в единстве с полнотой Церкви (что не исключает, конечно, частных разногласий и споров)», — процитируем современного библеиста Андрея Десницкого. И здесь придется разочароваться многим ревнителям национальной старины. Славянский язык не канонизирует сарафан.

5. Интернет-пространство стало языковой и культурной средой для многочисленной интернет-аудитории, которая, повторимся, большей своей частью сегодня состоит из молодежи. Эта виртуальная среда должна наполнятся тем содержимым, которое несет в себе традиционные (а есть ли нетрадиционные?) христианские ценности. Успешность интеграции этих ценностей в общество зависит от того, насколько успешно они будут отражены нашим языком и культурой. Делать это должны носители этих ценностей. Не случайно Патриарх Московский и всея Руси Кирилл в докладе на Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви 2 февраля 2011 года напомнил, что «работа в информационном пространстве сегодня имеет, пожалуй, не меньшее значение, чем строительство и благоукрашение храмов».

6. Равноапостольные Кирилл и Мефодий, а также их ученики создали азбуку и несли христианство, по-сути, варварским народам. Народам, которые имели иной «культурный код». Совершенно отличный от греческого. Однако культура этих народов, благодаря проповеди, славянской письменности, подвигу подвижников (простите за тафталогию) стала «осолена», пропитана христианством. Немалая роль в этом принадлежала книге. Можно вспомнить слова древнерусского летописца, который о книгах говорил, что они суть «реки, которые напояют вселенную, это источники мудрости, ибо у книг неизмеримая глубина, ими мы утешаемся в печали, и они являются уздой воздержания». Конечно, это не интернет. Но сегодня также далеко не о всех книгах можно сказать то, что сказал летописец. Далеко не вся литература является духовной. Литература в основной своей массе бездуховна, пуста и пошла. Она «обуяла».

7. Возможен ли обратный процесс? Возможно ли целый сегмент интернета «осолить»? А живопись, а киноискусство? Возможно ли все это пропитать христианской проповедью и подлинной христианской культурой? Сейчас, сегодня? Ведь иного массового информационного пространства нам может быть уже и не будет дано. Возможно*. Нужно лишь желание, четкое понимание того, что делаешь, время и помощь Божия. Если личное общение уступает общению виртуальному, то нужно учиться этому общению. Пока есть электричество.

* Но перед свиньями бисер метать не нужно.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *