Собственно, цитата из ЖЖ Кирилла Фролова:

В самолете мне попался обычный попсовый журнал (а миссия в таких журналах, которые распространяются в самолетах и поездах, необходима), где было опубликовано прекрасное интервью о. Иоанна Охлобыстина http://7dn.ru/article/7days/509909, рассчитанное на современного человека, состоявшегося человека. О. Иоанн, шаг за шагом, ненавязчиво, начиная от рассказов своей бурной юности, приводит своего читателя ко Христу, Церкви, семейным ценностям, рассказывает о о том, что его многодетная семья (шестеро детей) причащается св. Христовых Тайн несколько раз в неделю, буквально за каждой Литургией.

И тогда я подумал, и сейчас повторяю-не зря о. Иоанн стал священником! Доиграет (насколько я знаю, у него есть планы и столь необходимых миссионерских проектов в кино и на ТВ) и вернется к священнослужению! И принесет, много, много плода!

Чтобы прочитать интервью о. Иоанна полностью по ссылке, нужно 10 руб. там с телефона кинуть смс-кой. Ничего страшного, всё работает. Вот цитатка из самого интервью:

Храм, в который меня определили по приезде в Узбекистан, был самый большой в Ташкенте. Поэтому мои первые исповеди затянулись. Мой наставник отец Михаил говорил потом: «Все получилось. Люди от вас уходили с просветленными лицами, умиротворенные. Только в следующий раз учтите, что не стоит громко на весь храм смеяться и уж никак не стоит повторять: «Фу! Какая гадость».

Так начала продвигаться моя служба.

Еще через день я заменял кого-то и подустал, честно говоря. Сел на скамью. Необъятный купол, расписанный учениками Васнецова. Пустой храм. Эхо ветра. Небо близко-близко. Ночь на дворе. Сквозь витражные окна мерцают огромные, какие бывают только на юге, звезды. Запах ладана, смешанный с ароматом старого дерева. Открыл служебник — книгу, которая дышит вечностью… А заложен служебник золотой картой клуба «Шатильон» — я был VIP-клиентом этого заведения на Мосфильмовской! И я засмеялся. Минут пять сидел и тихо смеялся, слушая гулкое соборное эхо.

В храм я ходил через рынок. Иногда по дороге заглядывал перевести дух в крошечное кафе. Управлялась с этим заведением корейская семья. Их парень смотрел один из моих фильмов и подошел поговорить. Потом моей персоной заинтересовался его родственник, затем еще один, и в конце концов ко мне подвели какого-то совершенно седого корейского дедка… В итоге всем скопом они пришли в храм и… корейская община покрестилась в православные. Через месяц приехал их протестантский пастырь, который отвлекся было на отпуск, — а прихода-то нет! Ругался он страшно. Полетел к нашему архиерею: «Да я вас в суд! Да я вам!» «А ты не хами», — улыбался архиерей. Он — мужчина крупный, и, глядя на него, многие подозревали, что, когда смиренные церковные комментарии на его собеседника действия не имеют, может и в табло зарядить. Меня архиерей, конечно, пожурил. «Смотри, — говорит, — у меня! А то в следующий раз, пожалуй, табор цыган приведешь!» Пришлось оправдываться, что я кофе заходил пить, а не протестантов в православные обращать.

Но про цыган архиерей как в воду глядел…

[…]

…Когда я раздам девчонок замуж или пораньше попаду в условия (ну бывает же!), которые позволят не думать, в чем ребенок пойдет в школу или где взять денег на репетитора по математике, обязательно вернусь служить.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
#1

Когда террористы захватили Театральный центр на Дубровке в Москве, я читал лекцию в МГУ. В начале лекции мне позвонил отец Иван Охлобыстин и сказал: давай поедем туда и предложим себя боевикам в обмен на детей-заложников. Идея была здравая, поскольку мало кто еще смог бы тогда выполнить такую миссию. Незадолго до того в Чечне боевики захватили в плен двух священников. Отца Анатолия Чистоусова они убили, а отца Филиппа Жигулина отпустили. Почему у этих двух людей, которых захватили одновременно в одной машине, такая разная судьба? Дело было в том, что у отца Анатолия оказались при себе водительские права, где он был сфотографирован в тельняшке. Боевики сочли, что он десантник, заслан спецслужбами… Чтобы террористы на Дубровке пошли на контакт, для них должно было быть очевидным, что они общаются с реальным священнослужителем, а не переодетым спецназовцем в рясе. То есть на переговоры к ним стоило идти только «людям из телевизора», узнаваемым всеми. На тот момент это были именно мы с о Иоанном Охлобыстиным… Так что предложение о. Иоанна я принял, сказав ему: «Помирать собрался, а пшеничку-то сей… Ты начинай разговор с нашим антитеррористическим штабом, а я пока дочитаю лекцию»… Но в итоге боевики нас не приняли. И туда пошел доктор Рошаль…

Источник.

Ростислав Просветов, Январь 20, 2011 - 21:31
Представьтесь, пожалуйста. 
Введите Ваш e-mail. Он не будет опубликован. 
Если у Вас есть вебсайт или блог, Вы можете оставить его адрес. 
Сюда введите ваш комментарий. 
Запомнить контактную информацию.