История Новотомниковского конезавода тесно связана с именем графа Иллариона Ивановича Воронцова-Дашкова, который вступил во владение Новотомниковской отцовской вотчиной в Шацком уезде Тамбовской губернии в марте 1856 года. Обладатель огромных поместий не только в Тамбовской, но и в Калужской, Ярославской, Саратовской, Нижегородской и Екатеринославской губерниях Воронцов-Дашков со временем создал в Новотомниково обширную усадьбу.

Из послужного списка Иллариона Ивановича следует, что его служба началась 8 апреля 1856 года в качестве вольноопределяющегося в лейб-гвардии конном полку. Впоследствии Воронцов-Дашков принимает активное участие в военных операциях 1858-1859 гг. на Кавказе под командованием князя Барятинского и в Туркестанской кампании 1866 года. Во время русско-турецкой войны 1877-78 гг. Воронцов-Дашков командовал кавалерией Рущукского отряда, во главе которого стоял наследник престола, будущий император Александр III. С Алексанрдом III Иллариона Ивановича связывали годы Кавказской войны, где он одно время был адъютантом цесаревича. Именно тогда между ними установились дружеские отношения, продлившиеся впоследствии на всю жизнь. Расположением цесаревича обусловлена вся последующая карьера молодого генерала.

После восшествия Александра III на престол 1 июня 1881 г., Илларион Иванович был назначен начальником охраны его величества и главноуправляющим государственным коннозаводством, так как был «известный конезаводчик и любитель лошадей, при котором впоследствии отечественное коневодство получило широкую поддержку и развитие» (В.В. Воейков). Под его управление переходит самый прославленный конезавод России — Хреновской завод графа А. Орлова, расположенный в Воронежской губернии. Завод был выкуплен императором у наследников графа, не занимавшихся коневодством. На его содержание выделялись большие государственные средства. На свои же личные средства И.И. Воронцов-Дашков содержал при этом заводе школу жокеев. Здесь же граф приобретал лучших лошадей-производителей для Новотомниковского конного завода, который он начал строить еще в 1859 году.

Причиной выбора места для завода стали природные и климатические условия Тамбовского края благоприятствующие разведению лошадей. А также большая популярность коннозаводческого дела в губернии. Для строительства конюшен и манежей кирпич производился на собственных заводах из сырья, добытого в ближних оврагах. На подвозе сырья работало все немногочисленное село Новотомниково, в окрестностях которого до нашего времени сохранились карьеры разработок. Одновременно с заводом строилась и усадьба — въездные арки, обозначавшие северные границы усадьбы, одноэтажный барский дом, первые хозяйственные сооружения и жилища дворовых.

За несколько лет Иллариону Ивановичу удалось собрать на своем конезаводе лучших в России лошадей, посмотреть на которых в Новотомниково приезжали не только высокопоставленные чины России, но и члены царской фамилии. Каждый такой приезд отмечался посадкой нового дерева в большом, старинном парке Новотомниково.

В «Заводской книге русских рысаков» (1892) новотомниковский конезавод упоминается как поставщик чистокровных жеребцов орловской породы. Родоначальником новотомниковской заводской «династии» стал жеребец Задорный, который после блестящей беговой карьеры поступил на Новотомниковский конезавод и дал ценное потомство. Граф применял вводное скрещивание с использованием двух жеребцов английской чистокровной породы. На аукционах лошади новотомниковского завода продавались по 700-800 рублей при средней цене 150-300 рублей.

В музее коневодства Московской сельскохозяйственной академии им. К.А. Тимирязева находится картина Николая Самокиша «Табун лошадей Новотомниковского конного завода» (1889), за которую художник получил звание академика.

Как руководитель государственного конезавода И.И. Воронцов-Дашков считал лошадь основной тягловой и транспортной силой в России. Он считал, что именно орловские рысаки помогут вывести сельское хозяйство России из кризиса. Однако «единственным критерием качества лошадей я считаю призовой столб», — неизменно повторял граф. И графские рысаки по-своему подтверждали это: они не раз побеждали на скачках и получали медали и призы на Всероссийских выставках в Москве (1869) и Петербурге (1872, 1882, 1883). Лошади Воронцова-Дашкова неоднократно выигрывали большой Императорский приз, а в 1910 году на Всероссийской сельскохозяйственной выставке группа маток с Новотомниковского завода получила золотую медаль. Томниковские лошади поступали на императорские конюшни, покупались видными государственными деятелями — А.А. Половцовым, П.П. Дурново, Л.Д. Вяземским, П.А. Столыпиным.

Особенно быстро завод стал развиваться после строительства в 1890 году коннозаводского комплекса, отвечающего самым современным тогда требованиям селекционной работы с лошадьми.

Конный завод представлял собой два комплекса самостоятельных зданий, каждый комплекс состоял из двух корпусов конюшен, соединенных переходами с манежем. Манеж для выездки — огромный зал круглой формы, хорошо освещенный большим числом высоких окон. Кровля манежа, установленная на системе крупных стропил, была исполнена с великолепным изяществом и простотой. В ее центре располагался светильник.

Кроме заводских в усадьбе находились конюшни для рабочих лошадей, ипподром и целый комплекс зданий, сопутствующих заводу, таких как ветлечебница, кузница, дом для 12 конюхов, прозванный в народе домом двенадцати разбойников

В имении особое внимание уделялось кормовой базе. Многие заливные луга имели повышенную влажность и заболоченность. По указанию графа на них проводились мелиоративные работы, планировалось введение новых высококалорийных трав.

Эксперименты И.И. Воронцова-Дашкова по скрещиванию орловских рысаков с другими породами со временем оказались неудачными и сказались на беговых качествах новотомниковских лошадей. В частности, звезда завода несколько померкла из-за метизации орловской породы американскими рысаками. Значительно уступая орловцам в экстерьере, на длинных дистанциях и по могим другим параметрам американские рысаки превосходили их в резвости и забирали призы на соревнованиях. Лучшие матки завода были пущены в метизацию.

Метизация орловских рысаков с другими породами, как показало время, оказалась неудачной. Стала падать рентабельность производства. В 1904 году на заводе находилось 23 жеребца и 85 маток, а ежегодный приплод составлял 50 голов. Ежегодно с завода продавалось до 12 голов лошадей в возрасте 2-4 лет в среднем по 4000 рублей.

Значительные потери претерпел завод в годы первой мировой войны. Вследствие мобилизации лошадей и поставки жеребцов-производителей в конюшни государственного конезаводства число лошадей на заводе резко уменьшилось и стало недостаточным для удовлетворения нужд имения и государства. Для поддержки завода требовались льготы — освобождение от поставок войскам. Но даже в сложные годы завод не изменял ранее принятые правила, периодически открывая случные пункты, предназначенные для улучшения пород крестьянского подворья. В последние годы И.И. Воронцов-Дашков разводил не только орловских рысаков, но и другие породы, в частности — тяжеловозов.

Неумолимое время заставляло стареющего графа думать о перспективах наследования солидной недвижимости и о судьбе родового гнезда. В 1913 году указом Сената генерал-адъютанту Воронцову-Дашкову было «разрешено учредить в его роде родовое недвижимое имение в Шацком уезде под названием Новотомниковское, которое после смерти графа поступало в пожизненное владение его супруги». В решениях по созданию заповедного имения проявлялось очевидное нежелание дробить землевладение и уверенность, что оно будет благополучным только если останется крупным. Без сомнения принимались во внимание и соответствующие льготы государства в отношении заповедных имений.

15 января 1916 года граф Илларион Иванович Воронцов-Дашков скончался в Алупке. Его тело было перевезено в Новотомниково и похоронено рядом с церковью. Вместе с Воронцовым-Дашковым окончилась и эпоха благоденствия Новотомниковского имения.

Наследники, утратив интерес к разведению лошадей, начали распродавать поголовье Новотомниковского завода. События революции и гражданской войны еще более ускорили развал и разрушение имения и конезавода.

В 1917 году графиня вынуждена была просить Тамбовское отделение Дворянского банка о льготах по платежам за ранее полученные ссуды. Основанием служили отказы крестьян платить за аренду земель, грабежи экономий и самовольное прекращение работ. Тревожная безнадежность охватывала почти всех владельцев тамбовских поместий.

К началу 1918 года разграбление имений приняло угрожающие масштабы и моршанские власти сообщали губернскому центру, что «нет реальной силы к подавлению идущих почти во всем уезде погромов». Не избежал этой печальной участи и Новотомниковский конный завод. Имение Воронцовых-Дашковых было поставлено на учет Шацким уездным земельным комитетом в сентябре 1917 года. Конный завод предполагалось использовать для воспроизводства лошадей, но задача оказалась нереальной: большинство племенных животных было разворовано, некая часть использовалась на работах, племенная работа полностью прекратилась. К этому времени на заводе осталось только три породистых орловских лошади.

После национализации усадьба Воронцовых-Дашковых находилась в пользовании Госконезавода. Возрождение завода началось только в 20-е годы. К этому времени племенной фонд завода составлял не более 400 голов чистопородных лошадей. До 1930 года Новотомниковский конезавод входил в состав Моршанского конезавода № 13, а с 1932 года стал самостоятельным предприятием под № 77. Пришлось собирать по всей стране сохранившихся орловских рысаков. Долгое время на заводе преобладал низкокачественный молодняк. Слабая кормовая база, недостаток опыта — все это не позволяло в те году Новотомниковскому конезаводу получить хороший приплод и резвых скакунов.

Однако стараниями высококлассных специалистов стал отбираться и накапливаться племенной материал, проводилась селекционная работа. В 1934 году от Бурелома и Опоры родился один из самых знаменитых жеребцов Новотомниковского конезавода — Отбой. Началась новая линия орловских рысаков, которую подхватили и на Лавровском конезаводе Тамбовской губернии.

Благодаря комплексу зоотехнических мероприятий и плановости ведения селекции в целом по России, уже к концу 1930-х годов орловская рысистая порода значительно улучшилась по всем селекционируемым признакам. Увеличился рост орловских рысаков, систематический отбор по резвости привел к значительному улучшению этого признака. Все дореволюционные рекорды орловских рысаков были побиты. Орловская рысистая школа вышла на новый качественный уровень.

В годы Великой Отечественной войны лошади Новотомниковского конезавода были наравне с людьми мобилизованы на фронт. Тяжелый, изматывающий труд в артиллерийской упряжке, длинные переходы под кавалерийским седлом, бешеный напор сабельных атак, — все это пришлось вынести питомцам конезавода. Лучшие качества рысаков, за которые ценил их граф И.И. Воронцов-Дашков, вновь подтвердились на фронте.

В послевоенное время Новотомниковский конезавод разрабатывал линию Отбоя. От знаменитого жеребца за 26 лет его жизни произошло более 30 лошадей, многие из которых стали украшением орловской породы.

Очередной переломный момент в истории орловской рысистой породы и в коневодстве страны в целом наступает в 1950-60-е годы в эпоху обширной механизации в сельском хозяйстве. Резко сокращается потребность в живой тягловой силе. Снижается процесс конепроизводства, происходит резкий сброс поголовья чистокровных орловских рысаков.

Уже к 1965 году племенное ядро орловской рысистой сократилось до 1000 голов. Вместе с тем, не прекращающаяся селекционная работа позволила в 1970-80-е годы говорить о наивысшей точке развития орловского рысака по всем селекционируемым признакам. Впервые орловский рысак перешагнул двухминутный рубеж на дистанции 1600 метров.

В 1976 году в США из представленной тройки орловских рысаков две лошади принадлежали Новотомниковскому конезаводу. Кроме орловских рысаков на Новотомниковском конезаводе разводили русских рысистых, першеронов и тяжеловозов. Последних охотно продавали как в близлежащих селах, так и далеко за пределами Тамбовской области. Высококлассные специалисты завода М.А. Рудаков, А.И. Елозин, В.А. Ремизов, Л.Г. Чебаевский, В.А. Малашенков, П.И. Царев и многие другие продолжали дело, начатое некогда графом И.И. Воронцовым-Дашковым.

В декабре 1979 года решением облисполкома № 513 ансамбль усадьбы Воронцова-Дашкова (дома, конюшни, церковь, часовня, въездные ворота и парк) был признан памятником архитектуры. Можно сказать, что данный шаг сохранил Новотомниковский конезавод от той участи, которую не минул впоследствии конезавод Лавровский.

Проблемы начались в начале 1990-х годов, когда экономический кризис тяжело ударил по племенному конезаводству. Большинство заводов пришло в упадок.

Диспаритет цен на материалы, корма, энергоносители и самих орловских рысаков Новотомниковского и Лавровского конных заводов стал причиной того, что по бросовым ценам эти предприятия были вынуждены продавать чистокровных лошадей, чтобы хоть как-то поддержать производственный процесс и выплатить заработную плату. Лошади недоедали, в плачевное состояние пришли конюшни. На Новотомниковском и Лавровском заводах были запущены механизмы банкротства. Вскоре Лавровский конезавод совсем прекратил свое существование.

С приходом к руководству администрацией Моршанского района Геннадия Васильева было решено организовать агрофирму «Нива», куда и вошли несколько обанкротившихся на тот момент хозяйств, в том числе и Новотомниковский конезавод. Возглавил этот сельскохозяйственный холдинг Николай Харитонов. Конезавод находился в холдинге на правах филиала со своими финансами и бухгалтерией.

В это же время заговорили о туристическом бизнесе в Новотомниково. Комплекс барской усадьбы, заложенный графом Воронцовым-Дашковым предполагалось превратить в экодеревню. Школа прикладных искусств в количестве 150 ребятишек с предподавателями должна была заниматься возрождением местных народных промыслов. А одним из источников дохода должен был стать конный экотуризм. Для осуществления этой грандиозной программы был создан Областной ресурсный центр, который возглавила председатель тамбовского Зеленого движения Людмила Михайловна Спиридонова. Одной из основных задач центра являлся поиск инвесторов. В Москве и, почему-то, во Франции определялись возможные грантодатели, которых могла бы заинтересовать идея экотуризма на Тамбовщине. Однако ни к чему это впоследствии не привело.

После трагической гибели последнего председателя конезавода Л.Г. Чебаевского, покончившего жизнь самоубийством, чистокровных скакунов зачастую воровали, угоняли и продавали… Лес выпилили, поля бросили. Технику для обработки полей разобрали, продали, вывезли…

В настоящее время орловский рысак уже не принадлежит государству, он в частных руках. Даже Хреновский завод — колыбель орловского рысака, — стал частным. А в нем находится третья часть всего племенного ядра орловской породы. Более того, к 2005-му году по словам специалистов, орловских рысаков в России было порядка 800 голов. Такой объем племенного ядра уже считается недостаточным для интенсивной селекции по комплексу признаков при чистопорордном разведении лошадей, имеющих ограниченный генофонд. «Сегодня племенное ядро орловского рысака, сосредоточенное в конных заводах, — свидетельствует кандидат сельскохозяйственных наук Г. Калинкина, — не защищено от каких-либо посягательств на него и сохраняется оно только за счет энтузиазма и совести специалистов и руководителей хозяйств. Но если завтра кто-то из них задумает сократить маточный состав завода, чего ни в коем случае делать нельзя, или вместо орловского рысака заняться разведением другой породы, он сделает это беспрепятственно. Поэтому если государство не возьмет в свои руки контроль над брошенной на произвол судьбу уникальной породой, которой по праву может гордиться Россия, поскольку это ее достояние, то оно потеряет эту великолепную породу».

Однако у государства нет никаких стратегических стимулов поддерживать данную породу.

До последнего времени в Новотомникове выращивали три породы рысистых лошадей: американскую, русскую рысистую и орловскую. Конезавод находился в конкурсном производстве, а трижды назначаемые торги, по умалчиваемым официальными лицами причинам, так и не могли состояться. Дальнейшее существование конезавода в долг вряд ли могло продолжаться дальше. Если бы не одно НО…

Сначала в Комсомольской правде, а затем и по всем телеканалам прошли сюжеты о бедственном положении лошадей на Новотомниковском конезаводе, которые вызвали большой общественный резонанс. Под этим давлением администрация области будет вынуждена принять решение взять на себя убыточное содержание чужих лошадей, либо «навязать» данный конезавод какому-либо инвестору. Обе эти меры временные, поскольку только продолжат агонию Новотомниковского конезавода. Скорее всего, лошадей со временем распродадут.

По поводу сложившейся ситуации определеннее всех высказался журналист, автор книги и одноименного фильма «Лошадиная энциклопедия» Александр Невзоров:
«Для того, чтобы лошадь выполнила нормативы, она должна, скажем так, быть особой лошадью. Чтобы выявить эту особую лошадь нужно родить 100, а 99 отбраковать.
Существует истеризм по поводу орловского рысака. Абсолютно бессмысленный и неоправданный. И требуется сохранить это, якобы национальное достояние, эту, якобы породу. Вот на самом деле вся ситуация с Новотомниковском заводом… Там есть конкретные виновные — это «Рысистая ассоциация содружества», это Федерация конного спорта — все те, кто провоцировали эту штамповку жеребят».

P.S.
Реанимировать умершего — занятие бессмысленное, получится разве что зомби. Новотомниковский конезавод неразрывно своими корнями связан с Новотомниковской усадьбой. 20 мая 2008 года в газете «Тамбовская жизнь» директор Новотомниковской школы искусств Римма Кочергина задавалась вопросом: «Что же будет с усадьбой? Защищать русскую усадьбу некому. Лишенная настоящих владельцев, она обречена на окончательную гибель, и никакие меры, никакие «заклинания» ей, увы, не помогут. Спасти усадьбу нельзя. Зато ее можно изучать».

Источники:
1. Новотомниково / [Редкол.: Т.В. Бессонова и др.]. — Воронеж: Центр духовного возрождения Чернозем. края, 2002. — 159 с., ил.
2. Алёшин, О. «Эх, кони, кони, что за кони!» О судьбе орловского рысака // Тамбовская жизнь. — 2005 — 22 апреля (№ 78).
3. Кученкова, В.А. Русские усадьбы. — Тамбов, 2003.
4. Лошадиная лаборатория // Тамбовский курьер. — 2008 — 30 июня.

Дополнение от 10.02.2009:
В свете последних событий, инициированных посредством СМИ, выяснилось следующее.

Далее следуют факты, заимствованные из блога Е. Гуриной и несколько дополненные.
До 1988 г. Новотомниковский конезавод существовал со статусом племенного хозяйства. Затем коллектив завода принимает решение образовать Товарищество с ограниченной ответственностью (ТОО). После того, как выяснилось, что юридически ТОО не имеет права существовать, образуется СПКП, обанкротившийся в 2004 году. На его базе образуется ООО «Новотомниковский конный завод», который постоянно кредитуется «под развитие», однако не выплачивает проценты, становится на «просрочку», плохо планирует свою производственную деятельность и в 2007 году объявляет себя банкротом. Сумма задолженности перед Сбербанком на тот момент составляет 140 млн. рублей. При этом учредители этого ООО являются совладельцами еще нескольких дочерних компаний.
Окончание заимствования
Вскоре в Новотомниково приходит новый хозяин — агрохолдинг ООО «Малино», который выкупил у населения села Новотомникова земельные паи и пообещал возродить здесь производство сельхозпродукции, построить животноводческий комплекс на 1000 голов, развивать коневодство, зарыбить пруды, выращивать картофель, овощи и зерновые. В конце-концов, восстановить усадьбу графа И. Воронцова-Дашкова и древний парк. Обеспечив себя тремя гектарами земли, агрохолдинг создает новое ООО «Новотомниковское» и планирует вплотную заняться, прежде всего, картофелем.

Далее следуют факты, заимствованные из блога Е. Гуриной и несколько дополненные.
В это время Новотомниковский завод находится в конкурсном управлении. На содержание лошадей и зарплату работникам завода выделяется сначала 200 000 рублей, затем 700 000 рублей в расчёте на то, что эти суммы зачтутся в сумму покупки предприятия в будущем. Естественно, его хочет выкупить все тот же агрохолдинг «Малино». Конкурсный управляющий оценил имущественный комплекс Новотомниковского конезавода в 8,6 млн. рублей. В этот комплекс входили зерноток, конюшня, складские помещения, гараж, дом культуры (который не был вовремя оформлен местным сельском советом в собственность), а также земля в размере 8 га.

13 сентября 2008 года состоялась очередная попытка собрать кредиторов и продать завод на означенную сумму. Однако «Сбербанк», оценив свою кредиторскую задолженность на 97%, собрание проигнорировал. Видимо, такая цена его не устраивала. Конкурсный управляющий в ноябре 2008 года созывает второе собрание, но так же безуспешно.

В то же время агрохолдинг «Малино» проводит собственную экспертизу и подтверждает стоимость завода в полтора миллиона. 26 декабря 2008 года объявлено третье собрание, где была озвучена именно это сумма — 1500 тыс. рублей за завод.
«Сбербанк» от сделки отказался, мотивировав отказ тем, что вырученные с продажи завода деньги равными долями сначала покроют долги предприятия (в том числе зарплату управляющего), а на погашение задолженности уйдёт лишь малая их часть. Что при задолженности в 140 млн. никак не удовлетворит кредитора, пытающегося продать завод напрямую вместе с долгами. Тем более, что банк уже нашел своего покупателя, имя которого держится в тайне, и не собирается уступать выдвинутым условиям по продаже.
Окончание заимствования.
Осознав такой поворот дел агрохолдинг полностью прекращает финансирование предприятия. Под нависшей угрозой существования лошадей в конце января-начале февраля 2009 года начинается волна публикаций и телерепортажей в центральных СМИ. Все это вызывает общественный резонанс и повышенное внимание к положению дел на Новотомниковском конезаводе.

9 февраля 2008 года губернатор Тамбовской области Олег Иванович Бетин вместе с журналистами и представителями района посещает Новотомниково, где делает заявление:
— Мы берем конезавод в областную собственность. Покупаем хозяйство, заявка для участия в торгах уже подготовлена. Деньги здесь требуются не такие уж большие. Далее мы связываемся с коневодческим союзом*, который станет совладельцем предприятия. У себя мы оставим блокирующий пакет – 25% акций, остальное отдадим эффективным собственникам.

Итак, 11 февраля состоятся торги. Цена на завод будет снижена в два раза. После чего конкурсный управляющий уйдет с занимаемого поста, а новое предприятие возглавит нынешний зоотехник завода Ольга Ильинична Староверова.

О.И. Бетин и О.И. Староверова на Новотомниковском конезаводе (фото М. Карасева)

О.И. Бетин и О.И. Староверова (фото М. Карасева)

Именно она «забила тревогу», опубликовав чуть ранее свою статью:

За свою 150-летнюю историю Новотомниковский к/з переживает свое второе банкротство. Первое банкротство можно назвать «культурным». Будущие владельцы завода сначала выкупили лошадей, а затем оставшееся имущество. Лошадей кормили и содержали в соответствии с принятыми нормами (Шейла — в этот период многие лошади завода попели на ипподром — победительница приза Волги кобыла Позолота, в этот же период рожден победитель приза Барса 2008 — Окон). Сегодняшнее банкротство в корне отличается от первого. Конкурсный управляющий Хлуденцов А.В. работает уже год. За это время он неоднократно объявлял об аукционах, которые ни разу не состоялись, хотя покупатели на хозяйство имеются. Сегодня в заводе нет ни грамма своих кормов, сено и овес покупаются и даются, что называется с колес, в явно не достаточном количестве. В октябре ноябре было куплено 7,5 т овса и 15 т сен на 116 голов, что составляет ровно половину от требующейся нормы по рациону. Лошади начали катастрофически худеть. В январе привезли 10 т овса и 10 т сена. Лошадей приходится пасти, но они же не якутские. Особенно страдают от мороза американские и русские рысистые матки и жеребята. Из зимовки все эти лошади вряд ли выйдут, если ситуация не изменится. Поэтому хочу спросить — кто придумал закон, по которому животноводческое предприятие можно банкротить 1,5 года? Почему когда морят голодом животных не работает ни один закон с целью их защиты?
В Тамбовской области было два конных завода и конеферма — Лавровский к/з убило банкротство, Волковскую конеферму разогнали коневладельцы в предчувствии экономического кризиса. Неужели и Новотомниковский конный завод умрет, не дожив один год до своего 150-летнего юбилея. Зоотехник завода Староверова О.И.

Видимо, эта публикация, а также недавнее выступление О.И. Староверовой на конференции конезаводчиков и обратили на себя внимания СМИ.


* Деятельность Национального коневодческого союза координируется Министерством сельского хозяйства РФ.

Сайты, давшие материал:
1. Новотомниковский прокат лошадей.
2. Экскурсия по графским местам в Новотомникове.
3. Ассоциация рысистого коневодства России.
4. Быть или не быть новотомниковским орловцам?
6. Флэшмоб «Спасаем лошадей».
7. Коневодство в Тамбовской губернии.
8. Коневодство по колхозному типу.
9. Коневодство тамбовского края (Внимание, есть фактологические неточности).
10. «Краски жизни».
11. Могут ли помочь тамбовчане лошадям?
12. Новотомниковские рысаки нуждаются в нашей помощи!
13. Новотомниковский конезавод национализируют.
14. Мнение А. Невзорова, телканал «Звезда».
15. Национальный коневодческий союз
16. Новотомниковский конезавод: история, фотографии.
17. Новотомниковскому конезаводу — государственную заботу.

UPD. 29.04.2009
18. Е. Гурина. Продолжение истории о Новотомниковских орловских рысаках.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
#1

Простите, а Вы всегда так нагло занимаетесь плагиатом? Я нашла в вашем тексте почему-то часть своего блога.

Елена, Февраль 11, 2009 - 08:11
#2

Простите, а Вы всегда так нагло занимаетесь плагиатом? Я нашла в вашем тексте почему-то часть своего блога.

Елена, Февраль 11, 2009 - 11:11
#3

А Вы всегда в таком тоне разговариваете с оппонентами? В чем именно заключается мой наглый плагиат? См. чуть выше ремарку с перечислением — «Сайты, давшие материал». Вам нужно конкретное и персональное личное упоминание? Хорошо. Публично признаюсь, что часть фактологического материала о последней истории с ООО «Малино» в с. Новотомникове, которое опубликовал здесь как «Дополнение от…» взято с личного блога Елены Гуриной. Ссылка под номером 12. В чем и признался в комментариях к записи в ее блоге задолго до этого комментария даже с пожеланием удачи.

Если у Вас есть претензии по этому поводу, напишите какую часть текста удалить «от» и «до». Удалю и заменю, по возможности, фактологическим материалом из другого источника. Не думал, что озвученные перед всеми журналистами факты, а также материалы Новотомниковского музея являются исключительно Вашим достоянием.

Ростислав Просветов, Февраль 11, 2009 - 15:54
#4

А Вы всегда в таком тоне разговариваете с оппонентами? В чем именно заключается мой наглый плагиат? См. чуть выше ремарку с перечислением — «Сайты, давшие материал». Вам нужно конкретное и персональное личное упоминание? Хорошо. Публично признаюсь, что часть фактологического материала о последней истории с ООО «Малино» в с. Новотомникове, которое опубликовал здесь как «Дополнение от…» взято с личного блога Елены Гуриной. Ссылка под номером 12. В чем и признался в комментариях к записи в ее блоге задолго до этого комментария даже с пожеланием удачи.

Если у Вас есть претензии по этому поводу, напишите какую часть текста удалить «от» и «до». Удалю и заменю, по возможности, фактологическим материалом из другого источника. Не думал, что озвученные перед всеми журналистами факты, а также материалы Новотомниковского музея являются исключительно Вашим достоянием.

Ростислав Просветов, Февраль 11, 2009 - 18:54
#7

Спасибо за статью!
Да… «Умом Россию не понять…»

Василиса, Октябрь 22, 2009 - 05:53
#8

Спасибо за статью!
Да… «Умом Россию не понять…»

Василиса, Октябрь 22, 2009 - 08:53
#9

прошел год…а что произошло с заводом?

Оля, Февраль 11, 2010 - 19:32
#10

Об этом, наверное, лучше спросить Елену.

Ростислав Просветов, Февраль 12, 2010 - 08:36
#11

«Тамбовская обладминистрация нашла инвесторов на предприятия, выкупленные ею за время кризиса у неэффективных собственников. ООО «Новотомниковский конезавод» и «Моршанская мануфактура» перейдут Минобороны России»
Коммерсантъ Черноземье.

Напомним, имущество конезавода по инициативе губернатора Олега Бетина было выкуплено весной 2009 года за 1,5 млн рублей (20% от оценочной стоимости), чтобы его спасти и найти эффективного инвестора. На момент сделки предприятию принадлежало около 100 лошадей орловской рысистой и русской пород, две конюшни (одна недостроенная), крытый ток, зерносклад, два коровника, ряд других зданий и сооружений, а также восемь участков площадью около 137 тыс. кв. м. Ранее арбитражный управляющий Новотомниковского Александр Хлуденцов из СРО «Северная столица» трижды пытался реализовать активы со стартовой стоимостью лота в 8,6 и 7,8 млн рублей, но претендентов не было. Процедура банкротства в обществе была введена по инициативе Сбербанка в связи с невозвратом долга на сумму более 125 млн рублей (90% всей задолженности).

Региональные власти неоднократно заявляли, что у них на примете ряд компаний, подходящих на роль инвестора. А минувшим летом обладминистрация пошла на беспрецедентный шаг, чтобы привлечь средства на развитие предприятия. Чиновники объявили «народное IPO» и пытались продать населению 8 тыс. так называемых подписных грамот стоимостью 1 тыс. рублей, а за собой намеревались сохранить контрольную долю. Правда, об итогах акции публично ничего не сообщалось.

Ростислав Просветов, Февраль 19, 2010 - 10:26
Представьтесь, пожалуйста. 
Введите Ваш e-mail. Он не будет опубликован. 
Если у Вас есть вебсайт или блог, Вы можете оставить его адрес. 
Сюда введите ваш комментарий. 
Запомнить контактную информацию.